День Юпитера

Расценки и прочее. Успеете?

—    Постараюсь,— сказал я. Это был вопрос, в теории которого я уже изрядно поднаторел.

—    Только акты приемки работ, повторяю. Ни списание материалов, ни наряды проверять не нужно. Ну, а бухгал­терам — полный комплекс обычной ревизии. Люди вы опытные, учить вас не надо. К тому же Геннадий Василье­вич однажды уже был тут на ревизии, два года назад, не так ли? А с вами, Павел Федорович, мы вроде бы встречали^ в Свердловске года четыре назад. Вы ведь ревизировали по нашему приказу Уральский трест?

—    Да,— подтвердил Грачев,— дважды.

—    Скажите,— начал Иван Федотович,— это ведь не плановая ревизия? А чем она вызвана?

—    Идет поток жалоб,— пояснил Михаил Алексеевич.— Анонимных, правда, но много. Заместитель министра по­ручил проверить некоторые факты, а мы уже заодно пере­двинули сроки плановой.

—    Теперь понятно,— сказал Булыгин.— В анонимка> часто бывают вопиющие факты, которые подтверждаются. Часто человек боится гонений и пишет тайно.

—    У меня на эту тему есть одна интересная выписка,— Грачев наклонился, достал из саквояжа тонкую папочку, вьщул из нее лист писчей бумаги с отпечатанным на ма­шинке текстом и протянул его Михаилу Алексеевичу.— Хотелось бы вам подарить. Вы нередко сталкиваетесь ,с анонимками. Думаю, пригодится.

—    Хозяин кабинета-каморки пробежал текст глазами, по­том стал более внимателен, а третье чтение начал вслух:

—    — «Понеже многие являются подметные письма, ко­торыми под видом добродетели яд свой изливают. Того ра­ди повелеваем всем: кто такое письмо поднимет, тот бы отнюдь не доносил о нем, не распечатывал, но, объявя по­сторонним свидетелям, жег на том самом месте, где под­нимет. Кто истинный христианин и верный слуга своему государю, тот без всякого сумнения может явно доносить словесно и письменно самому государю, или, пришед ко двору его царского величества, объявить караульному сер­жанту, что имеет нужное донесение…» Любопытно, любо­пытно. Тут помечено, что это указ Петра от тысяча семьсот пятнадцатого года.