День Юпитера

—    Тебе, Альберт, давно нужно было бросить ее,— ска­зал следователь и, спохватившись, добавил:— Но про те материалы, что мы нашли в твоей квартире, объяснить придется все-таки.

—    Зугман скромно промолчал. Те он в расчет не принимал. Для него это было чепуховинкой.

—    Я подписал акт, поставил свой росчерк и подвинул лист Зугману. Тот живехонько расписался и вздохнул с от­кровенным облегчением. Прощаясь, я протянул ему руку. Ладонь прораба была прохладной и потной. Товарищ из ОБХСС до рукопожатия с подозреваемым не снизошел. Возле больничных ворот он смущенно, как бы извиняясь, улыбнулся и досадливо скривил губы.

—    В ванной шумела вода: Грачев принимал душ. Он шумно фыркал, а я валялся на кровати в одних плавках и пере­листывал «Мемуары князя Чарторыйского», которые Павел Федорович привез с собой. Еще одна книга подобного ро­да —«Мемуары князя Льва Сапеги»— лежала на тумбочке. Жена Грачева работала в библиотеке Академии наук и снабжала его редкой литературой. Однако воспоминания польского аристократа не удовлетворяли ум. В сознании медленно елозйли одни и те же мысли — о поражении, ко­торое нанес нам рогоносец Альберт Зугман, и никакие Са­пеги и Чарторыйские не способны были отвлечь от круго­верти служебных треволнений. Грачев относился к нашему фиаско проще. Внешне проще, а в душе злился и на себя, и на меня. Это нет-нет да и проскальзывало в его разговорах.

—    Через день нам нужно было сдавать материалы и воз­вращаться домой. Уверенность в том, что Зугман запускал волосатую лапу в казенный карман, усиливалась с прибли­жением часа отъезда, но ничем, кроме неправильно спи­санных шестидесяти килограммов краски, мы не распола­гали. Не пойман — не вор. Этот русский перевод юриди­ческого термина «презумпция невиновности» здорово по­истрепал наши нервы.

—    Грачев вышел из ванной, подошел к окну, снял с радиа­тора полотенце и стал ожесточенно растираться. На поли­нялой синтетике ковра остались следы мокрых босых ног. Уже одно это говорило, что мой коллега раздосадован. При его-то аккуратности не прихватить в ванную тапочки…