День Юпитера

—    Какие мы фискалы?— Он встал, распахнул форточ­ку.— Фискалы… Вы знаете, кто это такие?

—    И только сейчас я понял, что не сумею толком ответить на вопрос. В школьные годы под этим разумелось нечто вроде ябеды. Нафискалить — значило наябедничать. Сло­вом, презрительная кличка.

—    При Петре Первом это была особая чиновничья должность,— начал Павел Федорович, правильно истолко­вав мое молчание.— Эти чиновники наблюдали за закон­ностью действий учреждений и лиц. Петр наказал: «Учи­нить фискалов во всех делах, должен он над всеми делами тайно подсматривать, и кто неправду учинит, то должен фискал назвать его пред всеми». Был знаменитый особо ревностный фискал Нестеров. Происходил из незнатного рода, даже мещанин или мужик какой-то, а доносил и на самих своих коллег-фискалов. Вот доподлинно «…у них общая дворянская компания, а я между ними затесался один только с сыном моим, которого обучаю фискальству».

—    Видимо, жизнь заставила ввести подобный инсти­тут,— заметил я.

—    А как же иначе!— подхватил он.— Казнокрадство процветало вовсю. И несмотря на большие награды, объ­явленные царем тем, кто укажет на казнокрадов —«Кто на такого злодея донесет, тому за такую службу его богатство того преступника движимое и недвижимое отдано будет, а буде достоин будет, дастся ему и чин его…»,— никто не хотел ни на кого доносить. И вот здесь-то, по замыслу Петра, и должны были сыграть свою роль фискалы.

—    Если о них до сих пор худая слава, а имя стало на­рицательным, то, видимо, сыграли,— сказал я.— И неплохо сыграли.

—    Заслуг у них не отнимешь,— уважительно улыбнулся Грачев.— Их трудами отправлен на виселицу сибирский губернатор князь Гагарин, казнен астраханский губерна­тор — забыл, кто таков… Если учесть, что в тогдашней России было лишь восемь губерний, то это — солидный процент. Фискалы добрались даже до Меньшикова. Свет­лейшему был сделан начет на огромную сумму.

—    Достойные люди,— кивнул я и подумал, что и сам за непродолжительный срок вернул народному бюджету пять тысяч рублей…