День Юпитера

Вы­полнить его нелегко, а проверить и того труднее. Особенно если хозяин отчета искушен в своем ремесле…

—    Я внимательно изучал прошлогодние апрельские труды нашего горе-подопечного, но дотошность и пристрастие не сработали, а достаточный опыт и основанную на нем инту­ицию за срок чуть больше месяца не приобретешь. Через час бесплодных усилий пришлось захлопнуть папку и со вздохом развести руками.

—    Грачев взглянул на меня и тоже вздохнул.

—    Почему люди боятся ревизий?— спросил я.— Чест­ные люди, имеется в виду.

—    От незнания,— Грачев снял очки и положил их на подоконник.— Честные — от незнания. Мы можем увидеть то, о чем они даже не догадываются. И это самое «то» иногда оказывается большой крамолой. Хитрому жулику нипочем проверки. «Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел»… У него все шито-крыто. Глупый жулик большею частию тоже бесстрашен. Он считает себя умнее нас. По­баиваются в основном честные руководители. Умные чест­ные — а вдруг что-нибудь да не так? Честный дурак тоже храбр и даже нагл — видал, мол, я вас. Много я встречал таких на своем веку. Ходит сперва петух петухом, а как возьмешь за загривок да ткнешь носом в его же собствен­ное дерьмо…—• он потер ладонью лоб.— Как это я забыл! Сегодня же день рождения сына. Надо позвонить поздра­вить. Он у меня в Гомеле. Или лучше телеграмму от­править?

—     Я указал на телефон на соседнем столе.

—    Что может быть проще? Там под стеклом и коды всех городов.

—    Подобный вариант не по моей части,— усмехнулся Грачев.— Я не звоню по личным делам со служебных ап­паратов.

—    А не слишком ли вы щепетильны?— в свою очередь усмехнулся я.

—    В меру,— серьезно сказал он и процитировал свое недавнее.— Если каждый украдет на столько, что можно на эти деньги купить веревку…

—    Я не фискал. Впрочем, вру. Но мы оба фискалы, так что нам нечего бояться друг друга.

—    Мне вспомнился тот смешной сон, когда на крытом рынке собрался офицерский суд чести…