День Юпитера

При окраске каркасов одноэтажных промзданий легкого типа нормами Госстроя СССР предусмат­ривался максимальный расход красок в размере шести и одной десятой килограмма на тонну окрашиваемых ме­таллоконструкций. А в форме номер М-29 — «Отчет о фактическом расходе материалов и изделий в строитель­стве в сопоставлении с нормативным»— в графе «норма на единицу» было проставлено шесть и шесть десятых килог­рамма, то есть на полкило выше. Всего окрашивалось сто тридцать восемь тонн металла. Следовательно, было спи­сано лишних шестьдесят девять килограммов масляной краски. Ответственность за правильность заполнения этой графы нес производственный отдел, таким образом, благо­даря халатности работников этого отдела прораб присвоил сверхнормативные килограммы…

—    За три дня неустанного ковыряния в документах наша ревизионная добыча не возросла. В охотничьем мешке ле­жали все те же шестьдесят девять килограммов, случайно взятых мною атакой с ходу. Это обстоятельство вынудило нас работать и в субботу. Грачев перекидывал лист за листом, морщился, курил и явно помышлял провести в этом прокуренном кабинете и воскресенье. А за окном стояла жара, и в каких-нибудь десяти минутах ходьбы вызолачи­вался под солнцем городской пляж. Мои дела подходили уже к концу. Оставалось выполнить контрольный обмер — и инженерная сторона проверки завершена. Мой взгляд невольно ускользал от бумаг к зеленой полосе деревьев, за которыми покоилась река, и, не будь рядом Грачева, я бы предпочел тепло да прохладу пляжа сизому от дыма воздуху.

—    И все-таки я уверен, что Зугман крал и плитку, и краски,— сказал Павел Федорович.— Хоть и жаль этого парня, хоть и жена его хочет упечь, но все-таки он ворюга.

—    По складу у него все чисто,— сказал я.— Ваша ин­вентаризация прошла по нулям. Да и документы пока в порядке.

—    В порядке, в порядке,— проворчал он.— Вот нам и нужно доказать, что они не в порядке… Знаете, меня так бесят все эти сверхумные детективы про хищения, где эта­кие суперчеловеки-следователи. Не они, а мы, ревизоры, распутываем дела, а они только снимают сливки да припи­сывают себе лавры.