День Юпитера

И немалый.

—    Вот и прекрасно,— Боборыкин широко улыбнулся.— Тем более что нам придется работать в прямом контакте. Вроде бы твой непосредственный начальник ложится на пару месяцев в госпиталь.

—    Новость эту я узнал еще вчера и поэтому снова согласно кивнул.

—    И еще,— сказал Боборыкин, протянув мне одну из бумаг, лежавших в папке.— Прочитай. Какой-то прораб в Брайском управлении проворовался. Это просьба тамош­них милиционеров о проведении ревизии. Поедете вместе с Грачевым. Готовь приказ. Познакомился уже с Грачевым?

—    Да,— снова кивнул я.— Третьего дня. Процесс по­знавания продолжается.

—    Видимо, Боборыкин высказал не все, что намеревался.

—    Ну, и парочку напутственных слов,— снова начал он и так глубоко вздохнул, что мне показалось, будто ребра его слегка хрустнули.— Понимаешь, у нас серьезнейшая фир­ма. Мы на хорошем счету во всех инстанциях. А от таких вот пустяков, как эта премия, можно остаться оплеванны­ми. И кто будет виноват? Сами. Взяли да и оплевали себя. Ну, не анекдот ли? Вот что обидно, понимаешь? В этих премиальных делах нужна предельная осторожность. Ведь все стройтресты премий практически не получают. А мы, ремонтно-строительное объединение, получаем. И не пото­му, что мы семи пядей во лбу, а потому, что поставлены в такие условия, когда стыдно не получать премий. Естест­венно, что нам многие тресты завидуют. Капитальный ре­монт — дело трудное, сложное — в этом его минусы, но он практически не поддается проверке — в этом немалый плюс. Строители дышат озоном, а наш брат приходит в ли­тейки заводов, полностью меняет там подкрановые пути, стенки и днища вагранок, демонтирует черта, монтирует дьявола, да в грязи, да в копоти… Мы делаем уникальней­шие вещи, которые не под силу обыкновенной строительно- монтажной организации. Вот стоит, предположим, старею­щий, покосившийся цех петровских еще времен. Не оста­навливая в нем производства, мы в субботы и воскресенья, в ночные смены по будням возводим над этой развалюхой современный корпус, оборудованный по последнему слову техники, а потом ломаем старый, и чудо чудное, брат, по­лучается!