День Юпитера

Если мы сейчас станем на букву закона, то нанесем ущерб прежде всего интересам государства. Почему? Если мы станем переда­вать дело следователям или в суд, кто от этого выиграет? Кто угодно, только не государство. Аркадий Борисович опустит руки, коллектив аппарата управления тоже, дело будет пущено на самотек, и государство потерпит крупные убытки, в десятки, а то и в сотни раз превышающие те пять тысяч, которые ты вытянул на свет божий. Что было бы, если б мы здесь, в объединении, неукоснительно соблюдали все инструкции, все каноны? Что, как ты думаешь?— Бо- борыкин встал и неторопливо прошелся до двери и назад.— Молчишь? Наше с тобой объединение давно бы развали­лось, вот что. Законоположения гласят, что нельзя присту­пать к работам без смет. А мы сплошь и рядом работаем без них — и живы. Почему? Заводы пока не в состоянии дать их нам. Кругом сплошное нарушение, и в банках по всей стране сидят отнюдь не слепцы, а закрывают глаза. Стоит встать на букву, как все ремонтные тресты и другие фирмы, наподобие нашей, придется немедленно закрывать. А это значит — в корне загубить хорошее дело. Поэтому нам на­до воспитывать заказчиков, приучать их к порядку… Это, так сказать, глобальный пример. Давай снова возвратимся в конкретную ситуацию,— он сел в свое кресло и придвинул ближе проект приказа.— Тут есть пункт, которым предпи­сывается полное возмещение ущерба. Такая редакция не пойдет. Сегодня я по твоей милости вылетаю к ним. При­дется проводить собрание, помочь Аркадию Борисовичу убедить сотрудников возвратить в кассу эту несчастную премию. Приятно это мне? Не сказал бы. Но мое содейст­вие необходимо. Приказ переделай, этот самый пункт. Звучать он должен примерно так: «Учесть, что необос­нованно полученная премия полностью внесена в кассу уп­равления». Так что можешь гордиться, пять тысяч рублей ты госказне вернул и командировку действительно окупил с лихвой. Только впредь действуй более обдуманно и в сложных случаях не пренебрегай моим советом. Догово­рились?

—    Пожалуй,— кивнул я. Не сказал бы, что он полно­стью убедил меня, но резон в его словах был.