День Юпитера

В своей работе ревизор должен исходить только из интересов государства…

—    Похоже на клятву Гиппократа,— заметил Боборыкин.

—    Скорее, на пионерскую клятву,— возразил я.— А если точнее, это содержание пункта номер двадцать Ин­струкции о порядке проведения ревизий производственной и финансово-хозяйственной деятельности промышленных предприятий и организаций, утвержденной приказом на­шего министра от 15 августа 1968 года.

—    Он внимательно и серьезно слушал.

—    А ты прирожденный ревизор,— сказал Боборыкин и ухмыльнулся.— Лихо выучил, память отменная.

—    Просто попытался серьезно отнестись к делу, хоть оно у меня и временное,— ответил я.

—    Если будешь и впредь относиться так же, оно может стать постоянным,— он испытующе глянул на меня.— Ты мне нравишься в этой роли.

—    Иными словами, делай то, что я тебе говорю, подума­лось мне, иначе не видать тебе погон главного технолога, как собственных ушей. Угроза прозвучала вполне от­четливо.

—    Видимо, он понял свою ошибку, отвел взгляд, встал и прошелся по кабинету. Потом ухватил стул и сел рядом со мной, свойски положив ладонь мне на колено.

—    Все мы должны в своей работе исходить из интере­сов государства,— доверительно, словно сообщая мне важный секрет, проговорил он.— Все, а не только лица, облеченные ревизорскими полномочиями. Давай попыта­емся разобраться в конкретной ситуации. Управление, ко­торое ты проверял, крепкое и устоявшееся. Хлопот у нас с ним практически нет. Допустим, в чем-то там Аркадий Борисович проштрафился, да и сам лично получил рублей триста, как ты пишешь, незаконно. Как ты считаешь, для себя он старался? Не думаю, эти триста рублей я ему мог дать и так. Единовременно премировав. Он хотел поощрить свой коллектив. Действительно, проморгали план прибылей, и когда хватились, то ничем уже его нельзя было спасти. Вот и вспомнили, что не взяли у «субчика» законные свои три процента за услуги. И забрали. Конечно, нарушение есть, деньги нужно было брать регулярно.