День Юпитера

И, вернувшись третьего дня, узнал, что работу мне уже подыскали. Старший брат постарался. Пока не ту, правда, которую я имел в виду, но не беда… Пару месяцев перетерплю. Ревизор — это звучит гордо. Даже у Гоголя.

—    Я вспомнил Хлестакова, перерыл книжный шкаф, но знаменитой комедии не нашел. А ведь была когда-то. Зате­рялась. На глаза попался словарь иностранных слов. Я раскрыл его и отыскал необходимое: «Ревизор— лицо, уполномоченное произвести ревизию, обследование де­ятельности какого-либо учреждения или лица с целью проверки-правильности и законности действий». Во как! А ведь, пожалуй, никогда в жизни я еще не видел живого ревизора. Только на карикатурах и в кино, опять-таки го­голевского. А вскоре — я взглянул на часы: половина вось­мого,— через час с небольшим, ежели попадется на пути зерцало, узрею в нем первого на своем веку всамделишного ревизора. Себя!

—    Приемная пустовала. Я постучал в дверь с табличкой «Тов. Боборыкин С. С.» и, малость волнуясь, вошел в ка­бинет.

—    Сергей Сергеевич стоял у окна и отрешенно разглядывал улицу. Он обернулся, кивнул, жестом указал на одно из пустующих кресел, проследовал к столу и сел.

—    Бумаги принес?

—    Я протянул документы. Он небрежно надел очки в эле­гантной золотой оправе и стал читать листок по учету кад­ров. Узкое лицо, обтянутое желтоватой кожей, глаза с еще большей желтизной, морщинистые мешочки под ними… Нездоровый вид. Лишь золото оправы да внушительность кабинета несколько скрадывали явную болезненность этого человека. Просмотрев документы, он коснулся селектора, вмонтированного в рыженький трапециевидный столик. Матовая клавиша вспыхнула.

—    Доброе утро!— Боборыкин внезапно повысил го­лос.— Пришел товарищ на должность замначревотдела. Мы вчера говорили о нем. Скоро зайдет к вам. Пожалуйста, приказик на него. Добре? Думаю, товарищ нам подойдет. Опыта маловато, но научится, да и мы поможем.

—    Клавиша погасла. Мне вспомнился старый анекдот, где кого-то упрашивали стать во главе колхоза, суля братскую помощь при пропивании хозяйства, и я усмехнулся.