День Юпитера

Роскошное стро­ение именовалось церковью Гольдберга. Странность соче­тания запомнилась.

—    Булыгин открыл холодильник, достал свой кусище сала и аккуратно отрезал две прозрачные полоски.

—    Кушайте,— он подвинул одну из них мне.— У меня еще много. До конца командировки хватит.

—    Я отправил ломтик в рот, и он сам собой проглотился.

—    Ну кто же так ест?— осуждающе сморщив лоб, гла­сом судии, приговаривающего к высшей мере, сказал Бу­лыгин.— Вот смотрите: я кладу кусок на хлеб. Потом поварачиваю бутерброд салом книзу и — плашмя на язык. Понимаете? Тогда и вкус почувствуешь, и сыт будешь.

—    Да-да, Иван Федотович,— глаза мои смыкались, и оставалось лишь бессознательно соглашаться,— да-да…

—    Я переложил план города на стол, откинул покрывало и лег, не раздеваясь. Ревизор аппетитно посасывал сало и молчал. Наконец он завершил трапезу и зашуршал бума­ гой. Видимо, рассматривал схему города. Я быстро уходил в сон, и угасающее сознание потусторонне уже восприняло глуховатый голос Булыгина:

—    Послушайте, какая здесь интересная улица есть. Такое название… «Улица любви», слышите?

—    Пробудило меня громкое жужжание электробритвы. Старинное наше трюмо смотрело на меня отражением мрачной физиономии бреющегося соседа.

—    Спал я сегодня неважно,— буркнул он.— Ворочался часов до трех. А вы спали как убитый,— он выдернул штепсель из розетки и повернулся ко мне.— Сегодня у ме­ня напряженный день. Поеду сейчас проверять централь­ный склад. А вы куда — в контору или на объеты? И в че­тыре часа, кстати, прилетает главный технолог нашего объединения. Поедете его встречать?

—    Я давал ответы соответственно очередности вопросов.

—    Сперва иду в управление. Проверяю вопросы подго­товки производства. Это раз. Технолог прилетает не в че­тыре, а в полчетвертого. Это два. Следовательно, к трем вы должны отправить машину ко мне в гостиницу. В аэропорт я поеду обязательно.

—    Хорошо, я скажу шоферу,— заверил Булыгин и вы­глянул в окно.— Машина уже ждет.