День Юпитера

Наступила тишина.

—    В армии я приучил себя не валяться в постели после пробуждения. Когда бы ни проснулся — на ноги. По­степенно эта привычка начала приносить радость. Я встал и распахнул окно. Из-за центрального парка показался краешек сочного июльского солнца. Над рекой стлался легкий туман. Мир был красив, просторен, чуть утренне-прохладен, а тот чертов базар, на котором никакого суда чести никогда не было, находился далеко — на расстоянии шести трамвайных или трех троллейбусных остановок.

—    Я взглянул на письменный стол и все понял. Там лежа­ли заполненная накануне анкета, паспорт, военный билет, листок с автобиографией и заявление о приеме на работу. В заявлении моим залихватским почерком было накаряба­но: «Начальнику объединения «Промремстроймонтаж» тов. Боборыкину С. С. Прошу принять меня на работу в качестве заместителя начальника ревизионного отдела по производственным вопросам». Такие, значит, пироги, по­думал я. Мог ты и дальше идти по проторенной стезе кон­структора, но не пожелал. После участия в разработке лю­бопытнейших проектов не захотелось мельчить… И на ли­нию в солидный трест звали тебя друзья-сокурсники. Не соблазнился, так как здорово ожегся недавно на технике безопасности. И не сыскав ничего лучшего, рискнул по­даться в ревизоры. Хоть и получилось это случайно, но времени для колебаний не оставалось и пришлось решать сразу’. Ну ладно, не боги горшки обжигают. Хоть свой про­фессиональный диапазон расширю. Да и была договорен­ность, что это — эпизодическая должность. Пока не осво­бодится другая, о которой и шел разговор,— главного тех­нолога. Правда, скептики называют временное самым по­стоянным. Но на то они и скептики. Ты к их числу не при­надлежишь.

—    Я сделал зарядку, разогрел эспандером плечевой пояс и принял душ. Потом приготовил яичницу и заварил креп­кий чай. Старики были на даче, с мая по сентябрь они всегда жили там, и стряпней приходилось заниматься са­мому. Впрочем, в армии я два года занимался этим сам, так что попривык. Вернувшись месяц назад, две недели бла­женствовал в кругу семьи и старых приятелей, а потом махнул на десяток деньков в Крым.