День Юпитера

Положение усугублялось еще и тем, что раньше мне приходилось заниматься только общестрои­тельной частью — фундаментами, стенами, перекрытиями, а сфера деятельности «Промремстроймонтажа» охватывала весь комплекс капитального строительства и ремонта, всю их энциклопедию от «а» до «я», от рытья траншей до на­ладки импортного оборудования. Проверке подлежали де­сятки видов отчетностей, и в каждой была тьма-тьмущая явных и тайных хитросплетений. Знаменитый метод вели­чайшего из рационализаторов древности Александра Ма­кедонского, которым он разделался с узлом фригийского царя, здесь не годился. К сожалению.

—    Я ткнулся было в расценки и был ошарашен, словно уз­рел пред собою стоглавое чудище. Да где там стоглавое! Оказалось, что в том мире властвуют свыше двухсот тысяч расценок. Эти каверзные, скользкие и непонятные существа были загнаны в тридцать шесть сборников, тридцать цен­ников и десяток толстых прейскурантов. Из этого непости­жимого хилому человеческому уму пространства на меня со снисходительным интересом глазела двухсоттысячеглазая сметная гидра. В одном только ценнике номер восемь на­считывалось четыреста двадцать семь страниц приличного формата. Он состоял из двадцати восьми разделов, каждо­му из которых предшествовали вводные указания, состо­явшие, в свою очередь, из тридцати-сорока пунктов, опре­делявших номенклатуру материалов и операций, стоимость каковых можно или нельзя включать в объем выполненных работ. От этих открытий у меня засосало под ложечкой, но, на свое счастье, я вспомнил чьи-то мудрые слова: «Не огромность мира вызывает уважение, а человек, измерив­ший его»,— и, вспомнив, слегка утешился. Боязнь инст­руктивно-расценочного пространства оставалась, но Я понял, почему Иван Федотович был несказанно рад предельной загрузке авиалиний: воздушный транспорт при командировках на небольшие расстояния наша фирма не оплачивает. Агорафобия агорафобией, но если бы страда­ния в самолете могли б принести ему хоть три дармовых рубля, он решился бы претерпеть полтора часа полета без особых колебаний. В этом я уже не сомневался.

—    С чего бухгалтер начинает ревизию?— спросил я, меняя тему.