День Юпитера

Здорово, а?

—    Я на это и рассчитываю,— сказала Таня.— Он не зря столько пролежал у бабушки. Я давно знала, что это реликвия.

Она опустилась на скамейку, но тут же привстала, что- то рассматривая внизу.

—    А у вас горит свет,— сказала она потом.— Разве дядя Вася не в обсерватории?

—    Нет,— сказал Игорь,— Там сейчас целая компания. Даже Григорий Федорович Брейн там. У дяди Васи сегодня день рождения.

—    Правда? А ты мне ничего не говорил.— Таня опра­вила волосы и посмотрела на него.

Признаться ей, что я и сам забыл, подумал Игорь, но сразу отогнал эту мысль. Нет, не надо, вина уже искуплена.

—    Я подарил ему свой астероид,— тихо произнес он.— Дяде Васе исполнилось сорок пять лет.

—    Как это — подарил астероид?— не поняла Таня.

—    Очень просто. Тот, кто откроет новый астероид, имеет право назвать его так, как ему захочется. Это един­ственная награда, которая дается исследователю Вселен­ной. И я назову свой астероид именем дяди Васи.

—    Ой!— Таня беззвучно захохотала.— Астероид будет называться «дядя Вася». Неужели так?

—    Ну что ты, нет,— запротестовал Игорь, и только сейчас до него дошло, что об этом он вовсе не подумал. Действительно, как? Не «Дядя Вася» же в самом деле. Это не звучит. «Громов»?.. Опять-таки не то. Много Громовых, не пойдет. Неожиданная преграда встала там, где все ка­залось простым и ясным. Назвать именем дяди Васи. Ка­жется, так просто. И все же? .

—    Сказать по-честному, я еще как следует не задумы­вался над этим,— сказал он после раздумья.— Но ведь и астероид пока не открыт. Так что время терпит. Конечно, не прямо так —«Дядя Вася». Это должно звучать иначе. Знаешь, как называется малая Планета, получившая имя в честь Владимира Ильича Ленина? Ее открыли в 1926 году.

—    Нет.

—    Владилена. Тогда было традицией называть астеро­иды женскими именами.

—    Слушай, а их много уже открыли?— спросила Таня.

—    Прилично. Около тысячи.

—    И каждый имеет свое собственное имя?