День Юпитера

Если и я уеду когда-нибудь, то уеду с той же целью. Люди моего поколения прежде всего солдаты. А потом уже врачи, сталевары, аст­рономы. Слишком много вокруг врагов, чтобы позволить себе быть только сталеваром или только астрономом.

—    Спасибо, мальчик,— едва слышно прошептал Брейн.— Спасибо. Но я не об этом.

Громов-старший обнял Игоря за плечи и прижал к себе. Левой рукой он нашел его ладонь и молча сдавил ее.

Кто-то из гостей сделал попытку перевести разговор на хозяйственные заботы обсерватории. Попытка удалась, и вскоре беседа потекла по новому руслу.

Часы за стеной пробили десять. Таня, подумал Игорь, я ведь обещал прийти.

Он шепнул дяде Васе, что отлучится на часок, и неза­метно вышел.

Наедине с ночью было уютнее и проще. На черном и тяжелом, как асфальт, небе были рассыпаны светлые ка­мушки звезд. Внизу сонно дышало море.

На полпути к Таниному дому Игорь остановился.

Вдохнул полной грудью свежий, омытый звездными лив­нями воздух и посмотрел на море. Лунный свет нарисовал на темной поверхности воды глянцевитую тропинку. Она переливалась, блестела и как-то незаметно таяла в далеком горизонте. Что-то шелохнулось там, вдали, где тропинки уже не было видно. Игорь напряг зрение. Ему померещился неясный девичий силуэт, проступивший в темноте. Вот он бесшумно скользнул по истоку светлой дорожки, мягко и осторожно, будто боясь пораниться о бесчисленные осколки луны. Лицо было какое-то странное, не запоминаемое.

Неосознанно Игорь подался вперед, и видение мгно­венно исчезло. Он потер лоб.

Странное явление. Но лицо, лицо… И тут же понял, что пытается вспомнить лицо Тани. Но в памяти зиял провал. Та, маленькая девочка, представлялась очень отчетливо. Но эта… Однако чувства досады не было. Только острое же­лание поскорее увидеться.

Он понял еще одно: именно такой, какой он увидит ее сейчас, она останется в памяти. И останется там навеки. Игорь не понимал, да и не хотел понимать, почему так должно случиться. Он знал — так будет.

Окна дома были темны. Опоздал, с горечью подумал Игорь, все уже спят. На всякий случай решил подождать. Скамейка была поблизости. Он вспомнил, что на ней выре­зан большой якорь.