День Юпитера

А?

Игорь улыбнулся. Что ж, теперь мою ближайшую цель знают все. Раньше знал один дядя Вася, пару часов назад я случайно проговорился об этом Тане, а теперь пристань, к которой я держу путь, известна всей обсерватории. И если все разом дунут в ее направлении, чем это не попутный ве­тер? Древний языческий спорщик Сенека чертовски прав насчет цели, пристани и ветра.

—   Ладно, не отвечай.— Брейн махнул рукой.— Но знай, что юный астроном может остаться безвестным в транс галактических просторах, которые я изучаю. Как говорят у нас в Одессе, баш на баш. Согласен?

В Игоре вспыхнул задор, затмив на время испытываемое им ощущение неловкости.

—    Григорий Федорович,— сказал он.— Мне кажется, мы рано забираемся в галактики. Рано исследовать Боль­шую Ялту, не изучив хорошенько тропинки Кастрополя.

Ведь мы еще практически не знаем нашу солнечную систе­му. Ведь последняя из известных планет — Плутон — была открыта всего десять лет назад. А кто может поручиться, что других нет? Вот вы изучаете физическую природу звезд и газовых туманностей. А не лучше ли направить общие усилия на изучение нашей солнечной системы? Пусть бы дальше, в глубь Вселенной, двигались следующие поколе­ния. Ведь то, чем вы сейчас занимаетесь, равносильно прыжку от десятичных дробей к дифференциалам, минуя алгебру.

—    О, да ты несчастный человек, Игорек!— воскликнул Брейн.— В тебе поселился дух сомнения. Вот ведь как по­лучается. Кто-то когда-то задумался, а мы с тех- пор никак не можем остановиться. В этом и состоит прегрешение че­ловечества. А может, и его счастье. Но отвечу на твой воп­рос. Да, мы забираемся все дальше и дальше вглубь. То, что случайно пропустили, узнают попутно, потом. Вот, напри­мер, я ушел далеко. Ты идешь вслед за мной и на Пути своем откроешь свой астероид. Откроешь и уйдешь дальше. Он будет трамплином для прыжка. Что поделаешь, такова натура человека. Он рвется вдаль, и ничего здесь не попи­шешь… К тому же существуют такие понятия, как разде­ление труда, а если хочешь, и любовь. Я люблю свои спек­тры звезд, ты — свои астероиды. И в этом есть не заметная сразу планомерность.