День Юпитера

теперь… Как сказать это, он не представлял.

Все умолкли и ждали. Будь что будет, решил он и под­нялся.

Василий Андреевич,— начал он. Торжественность момента не позволяла употребить обычное обращение, и с губ невольно сорвались имя и отчество. Громов-старший удивленно вскинул брови. Такую интонацию в голосе пле­мянника ему доводилось слышать впервые,— Василий Ан­дреевич,— еще раз повторил Игорь, все еще не представляя .себе, что говорить дальше. И как это часто бывает, слова, которые ищешь иногда годами, являются внезапно и имен­но тогда, когда им надлежит явиться. Еще не осознавая разумом их приход, он все сказал, а осмыслил сказанное лишь после того, как оно было сказано:— Я этим летом обязательно открою новую малую планету. Каждый перво­открыватель имеет право назвать новую планету по своему усмотрению и желанию. Василий Андреевич, у меня нет человека ближе и дороже вас. И я хочу сегодня, в день ва­шего сорока пятилетия, преподнести мой небольшой пода­рок. Правда, авансом. Новый астероид будет назван вашим именем. Это мое право. За ваше здоровье, Василий Анд­реевич.

Он выпил рюмку наливки, громко крякнул, невольно подражая имениннику, и опустился на стул. Потом ткнул вилкой в кусок колбасы и сунул его в рот. Этим подчеркну­то-заурядным жестом ему хотелось указать всем на давнюю обдуманность своих намерений.

—    Спасибо, Игорек,— тихо сказал Г{эомов-старший.— Это настоящий подарок.

—    Гениальное всегда просто,— сказал Брейн.— А ведь никто из нас никогда не додумывался до этого. Да, я верю, Игорек,— новый астероид скоро будет открыт. И это в са­мом деле неожиданный подарок. Я завидую тебе, Вася. Тебе суждена вечность, брат. Ты станешь одним из бес­численных островков Вселенной. Можно ли желать боль­шего? Выпьем и за это. Значит, ты недаром живешь на крошечной планете, получившей странное имя — Земля.— Брейн сделал паузу и закончил свою тираду шуткой:— Знаешь, Игорек, я готов теперь закрыть доступ в обсерва­торию всем сотрудникам, чтобы не мешали тебе. Чем черт не шутит. Если ты откроешь не одну, а две планеты, может, и я составлю компанию твоему дяде?