День Юпитера

Или все Это было, так сказать, «гореньем юности превратным»? Не раздумал еще вступить в наше тайное сообщество?

Игорь ощутил горячую шершавую ладонь Брейна и по­думал, что, в сущности, тот относится к нему так, как он сам час назад относился к Тане. Ведь ему и невдомек, что были долгие бессонные ночи, проведенные за учебниками физики, математики, астрономии, философии — теми че­тырьмя китами, на которых держится космология.

—    Нет, не раздумал,— ответил Игорь, попытавшись незаметно высвободить свою руку из руки Брейна. И когда это не удалось, отшутился:— Но для обсерватории я пока гожусь разве что на должность дворника. Хотя и от нее не откажусь. Но это через пять лет. Когда окончу университет. Так что придержите, пожалуйста, для меня эту вакансию.

—    Нет, Игорек, я серьезно,— сказал Брейн.—. Ты моя надежда. В этих лоботрясах,— он кивнул на своих молодых коллег,— я вот-вот разуверюсь.

Все засмеялись. Игорю стало обидно — его не прини­мали всерьез. Он выдернул руку из ладони Брейна, и виски его точно огнем обожгло от кощунственности этого жеста. Но он пересилил себя. В конце-то концов, разве можно осуждать Брейна за то, что он по-прежнему видит перед собой лишь пылкого ребенка?

Брейн понимал не только язык звезд. Интуитивно он постиг состояние Игоря, порывисто шагнул к нему и поло­жил руку на плечо.

Мы еще поговорим о твоем будущем, Игорек,— сказал он.— Мне кажется, что ты из тех людей, которые не меняют своих убеждений, если они приняты осознанно. И мне думается, будущее твое среди нас. А университет, бесспорно, нужен. На какой факультет собираешься по­ступать?

— — На физмат,— ответил Игорь.

Экзамены в августе?

Да.

—    Ну, тогда до августа Симеизская обсерватория при­надлежит тебе. Располагай ею. Кстати, как тебе мои за­метки? Помогли?

—    Спасибо,— сказал Игорь и осмелился поднять глаза на собеседника.— Спасибо…

Мгновение они в упор разглядывали друг друга. Потом Брейн так же порывисто притянул его к себе и крепко обнял.

—    Верю, верю в тебя, мальчик,— тихо произнес он.— Ты действительно наш.