День Юпитера

—    В честь приезда?— спросил он и испытующе взгля­нул на Игоря.

—    Спасибо, нет,— сказал Игорь и пододвинул к себе кувшин кислого молока.— Я не пью ничего такого, хоть, мо­жет быть, скоро и придется выпить рюмку шампанского. Если найду его… Только в этом случае.

—    Молодчина,— одобрил дядя Вася.— А мне вот се­годня и сам господь велел.— Он налил себе полный ста­кан.— Ну, будь здоров, Игорек. Значит, ты все-таки решил не упустить этого прохвоста? Что ж, за твой успех, охотник!

Игорь действительно отчаянно проголодался. Со вче­рашнего вечера он ничего не ел, но впервые подумал об этом только сейчас, после того как отхлебнул глоток про­стокваши. Они обедали и разговаривали. Тем- набралось множество, и обмен новостями завершился лишь через два часа.

—    Тебе дается время до семи, дабы отдохнуть от моего общества,— сказал дядя Вася, поднимаясь из-за стола.— После семи к нам придут гости. Так что купайся и загорай. Лодка на прежнем месте. А у меня срочные дела. До вечера.

После ухода дяди Игорь снова взял с этажерки книгу Дальба  Фурнье и некоторое время валялся на диване, пе­релистывая ее. Потом сменил трусы на плавки, надел ша­ровары и вышел из дому.

В Дикой бухте, как и всегда, не было ни души. Справа ее огораживала почти отвесная двадцатиметровой высоты скала, в нижней части которой, как дупло в высохшем дубе,, чернело отверстие грота. С левой стороны прикрытием служила гряда валунов, причудливо нагроможденных друг на друга. Бухта вдавалась в берег метров на тридцать, и галька на побережье, по-хозяйски омытая морем, была безукоризненно чиста. Дно круто уходило вниз, но солнеч­ные лучи легко проникали сквозь идеально прозрачную воду, и оно просматривалось даже на большой глубине.

Игорь спустился, бросил шаровары на камень, выку­пался и лег на гальку близ воды. Нежные порывы недавно поднявшегося ветерка ласкали его молодое сильное тело, отшлифованные прибоем камушки под спиной щедро де­лились запасами тепла, а птицы где-то совсем рядом кри­чали и настороженно, и победоносно…

Но если три часа назад все это переполняло Игоря, то теперь свежая лазурь неба утратила недавнюю привлека­тельность.