День Юпитера

Возражения звучали неубеди­тельно. Несокрушимая логика связывала систему мира Фурнье, и доводы «против» разбивались о нее, как море о скалу.

Большие, черного дерева часы, стоявшие в углу комна­ты, пробили два. Звук был глухой и смутно напоминал органную музыку. Пора заняться гимнастикой, подумал Игорь, вот уже двое суток мышцы бездействуют.

Он вышел из дома и направился к морю. Берег в этом месте круто обрывался, и у кромки обрыва валялось много увесистых камней. Он выбрал подходящий и перенес его в тень ближайшей сосны. Ежедневная загрузка мускулату­ры была основой разработанного им для себя режима. Время не имело значения. Хоть утром, хоть днем^ хоть ночью, но четыре тонны должны быть подняты. Сто два­дцать пять раз выжать два пуда — это и означало четыре тонны. И тело, раскусившее смак регулярных тренировок, властно требовало активной физической нагрузки. Десят­ком быстрых вращательных движений он разогрел мышцы предплечий, потом несколько раз отжался от земли и сде­лал двадцать приседаний. Пос^е разминки взялся за имп­ровизированную штангу. До нормы-не хватало двухсот ки­лограммов, когда позади раздался знакомый басистый голос:

— С приездом, дружище, и пожалуйста, ответь-ка мне…— Игорь обернулся и уже шагнул было навстречу дя­де Васе, но тот остановил его предупреждающим жестом.— Так вот, ответь мне на вопрос. Я вижу, ты здесь скалы во­рочаешь. Может ли бог создать такой камень, который сам не сумеет поднять? Ну?— и не дожидаясь ответа, продол­жил:— Неплоха, а? Дарю сию шараду на вооружение ком­сомольцу Громову. Не прими за бахвальство, но сам сочи­нил, наблюдая за тобой..С ней ты любого святошу в калошу посадишь. А теперь здравствуй по-настоящему.

Игорь отшвырнул камень, бросился к дяде Васе, и они крепко обнялись.

—    Ну и здоров же ты стал, брат,— проворчал дядя Ва­ся, с трудом высвободившись из объятий племянника.— А теперь разговорчики в сторону. Представляю, как прого­лодалось эдакое-то вместилище для пищи. Пошли обедать, атлет. Поговорим после.

Они вошли в дом. Через несколько минут со стола уже исходил аромат дымящейся картошки. Дядя Вася достал из шкафа бутылку мадеры и два стакана.