День Юпитера

Генерала Беляева, расследовавшего причины неудачного исхода Нарочского сражения, тропы белой эмиграции привели в далекую Боливию. Предприимчивый военачаль­ник разрекламировал себя тамошнему правительству как правую руку бедного русского царя и предложил взять на себя заботы по созданию в Боливии военных казачьих по­селений для охраны границы. Однако что-то там у генерала не склеилось, затея осталась нереализованной, и сам он тоже затерялся в Южной Америке.

Биография Алексеева, своего рода уникальнейшего яв­ления в русской истории, завершилась в восемнадцатом году на краснодарском кладбище. Уговорив Николая Вто­рого подписать отречение от престола, он принял его воен­ный пост. Победу Октября солдатский сын, считавший, что низы развращены не менее, чем верха, встретил враждебно и не замедлил в качестве руководителя Добровольческой армии стать в Краснодаре во главе Особого совещания, выполнявшего функции белогвардейского правительства. Но жить ему оставалось уже недолго.

Дальнейшая судьба генерала По мало интересовала да­же его соотечественников. Мавр сделал свое дело и ушел в неизвестность. А вот Жозефу Жаку Сезеру Жоффру по окончании Верденской эпопеи присвоили высокое звание маршала Франции, в семнадцатом году он лично возглавил военную миссию в США, переправив на европейский кон­тинент два миллиона американских солдат, в тридцать первом издал собственноручные мемуары и почил затем в бозе. Но еще при его жизни был возведен Мемориал Вердена, в центре которого — строгой красоты черно-мра­морный постамент, где застыла нацеленная в зенит бомба. Миллионы европейцев из разных стран стекаются сюда, и каждый день здесь — День Поминовения сотен тысяч душ человеческих, загубленных на этой крохотной точке земного шара Безумием войны. А перед второй мировой войной среди Арденн, в бельгийском городке Спа, где ког- да-то помещалась ставка Вильгельма Второго, поставили памятник самому Жоффру. И американские солдаты, ку­тившие в этом старинном городке в декабре сорок четвер­того, не подозревая, что вскоре только блистательное на­ступление Советской Армии спасет союзников от позорного разгрома в Арденнах, насмешливо прозвали бронзовую громаду на одной из площадей «усатым моржом на ко­не».