День Юпитера

Он пересек ее и остановился над кру­чей. Внизу лежал грязноватый, взбухающий лед Днепра, а за ним открывался такой беспредельный простор, что ге­нерал невольно поежился. Страшные пространства! И среди них лежит озеро, и сражаются люди, оплатившие своей кровью драгоценные дни молчания Вердена. Знают ли они об этом? Нет, конечно. Но я обязательно побываю на Нарочи, обязательно. Вот только после Ессентуков, после них… А не по этой ли реке, что готова с часу на час вскрыться, приплыл в эти края Рюрик? Ведь в древности, оказывается, обитали здесь всякие там кривичи, дреговичи, радимичи и прочие славянские племена. Не сумев поладить, призвали они росского князя с дружиной. А как следует из писаний Лиутпранда,- епископа кремонского, трактат кото­рого подарил мне перед отъездом близкий к штабным кру­гам журналист, племя россов принадлежит к одной из вет­вей норманнов. Что ж, если верить этому монаху, то я, ге­нерал По, давно гордящийся древними норманнскими кор­нями своих предков, могу быть более чистокровным рус­ским, чем все они вместе взятые. Хвала вам, мужественные россы! Вы утратили свое отечество, но образовали из славян великую нацию и навеки исчезли в ее пучине, оставив после себя лишь грозное и таинственное Имя — Россия!..

И не у этой ли России, нынешней, в ходу очень фило­софичная сказка — про какую-то, что ли, Репку? Любо­пытные, почти мифологические, персонажи — Дедка, Баб­ка, Внучка, Жучка, Кошка… и — Мышка. Хороша Мыш­ка — два вооруженных до зубов германских корпуса! Не та ли это Мышка, что на полдороге свернула сюда от Вердена? Случись она там — несдобровать нам…

Вот и встретились, подумала Женя, довелось. И присела на корточки, ибо неловко как-то было свысока смотреть на этот голый, набухший березовый крест, наспех, видимо, вбитый в еще заледенелую тогда — ведь февраль был злю­щий — землю. Довелось-таки.

На кресте висела небольшая фанерная табличка с ус­певшей уже полинять надписью, так поразившей Женю, когда она наткнулась на нее случайным взглядом. За те двое суток, что они добирались из-под Постав сюда, на южный берег Нарочи, по пути встречалось немало братских могил.