День Юпитера

Иного слова, чем героизм, здесь не подберешь. А как умеет веселиться этот народ! Генерал По вспомнил, как в первые дни по приезде он увидел в Могилевском театре концерт плясунов кубан­ской сотни Его царского величества конвоя. Казаки ранее были в его представлении диким, необузданным народом, который лишь способен рубить головы да вспарывать жи­воты. Но то, что увидел он, было выше всяких похвал. Вос­хитительно плясали кубанцы, подобного генералу не дово­дилось еще видеть, хоть и объехал он полмира. Н-да, поду­мал генерал, этот народ умеет и жить, и умирать…

По и Алексеев поднялись со своих мест одновременно. По сделал несколько шагов наперерез Алексееву, и они встретились посередине зала.

— Прошу вас, ваше высокопревосходительство, пере-, дать частям, сражающимся под Нарочью, что французский народ никогда не забудет их подвига,— сказал он слегка дрогнувшим голосом.— Французский народ глубоко скор­бит о жертвах, понесенных там Россией за свободу Франции.

Алексеев кивнул и протянул генералу По руку. На не­сколько секунд они застыли, соединенные рукопожатием, и направились потом к выходу, где рослый полевой жан­дарм держал уже наготове Алексеевскую красно полую ши­нель. Однако на полпути Алексеев задержался, порылся в карманах, достал гривенник и опустил его в благотвори­тельную кружку на ближайшем столе.

Простившись с ним до вечера — еще предстоял сов­местный ужин у царя,— По медленным шагом направился к Днепру. Он брел, вспоминал потаенную печаль во взгляде Алексеева, тусклый блеск монетки в его толстых пальцах и то, как она глухо, церковно звякнула о дно посудинки. О, этот гривенник! Враз померкла в представлении По свя­тая, как мерещилось ранее, седина наштаверха. Этот чело­век, нет сомнения, печалится лишь о себе, о личной неудаче. Прочие же глубоко ему безразличны. В равной мере пре­зирает он и народ, и царя со всей свитой. Варвар, подумал генерал, представив отороченное короткой бородкой лицо недавнего собеседника, так, что ли, переводится с латыни слово «бородатый»? Вроде бы так. Умный, талантливый, хитрый, но незадачливый варвар.

Охрана Ставки знала По в лицо и беспрекословно про­пустила на площадь.