День Юпитера

В левом торце зала сто­ял тоже прямоугольный стол для чиновников дипломати­ческой канцелярии Ставки. Их было пятеро, но кресел всегда поставлено почему-то шесть. А в правом торце перед сценой, закрытой ныне плотным занавесом из темно-крас­ного плюша, помещался аналогичных размеров генераль­ский стол. И хоть генералов было семеро, кресел стояло за ним только шесть.

Едва По принялся за кулебяку с рыбой и капустой, как вошел полковник Андрей Карлович Андерс из третьего де­лопроизводства управления генерал-квартирмейстера. Они улыбнулись друг другу, как старинные приятели. По знал, что Андерс курирует Западный фронт, как он это делает, плохо ли, хорошo ли — бог его знает, но вот на афориз­мы полковник был несомненный мастер. Это ему при­надлежало крылатое здесь изречение: «И тут нас надули союзники. Вместо представителя с двумя руками дали с одной, но зато с головой». По был доволен, что его счита­ют в Могилеве умницей, не в пример Жилинскому, пред­ставлявшему Россию при Жоффре. По вспомнил, как утерли нос Жилинскому на первом же совещании. Тот за­явил, что в русской армии два с половиной миллиона шты­ков, но ему тут же доказали, что осенью пятнадцатого она имела лишь миллион двести. Теперь да, теперь уже есть два с половиной миллиона штыков, а вся эта махина выросла до шести миллионов. Что ж, во французской почти четыре. Но какие здесь еще неисчерпаемые резервы! Если во Франции и Германии мобилизовано по двадцать процентов от общего числа населения, то в России — лишь около пяти. Эта страна может воевать до скончания века. Вернее, могла бы, не будь она такой отсталой технически и организационно. А так, в народе — смута, в офицерстве — раздоры, в пра­вящей верхушке — интриги да гниль.

В первые дни своего пребывания в этом захолустном губернском городке, где весь общественный транспорт со­стоял из четырех вагончиков одноконной тяги, По немало удивлялся структуре высшего органа полевого управления русской армии и поведению офицеров. Ставка как таковая состояла из семи генералов, тридцати штаб-офицеров, тридцати трех обер-офицеров, одного действительного статского советника, двух статских, трех коллежских со­ветников, семерых надворных советников, одного коллеж­ского асессора, врача и ветеринара — всего восемьдесят шесть душ.