День Юпитера

Женя сразу узнала знакомые аккорды —«На сопках Маньчжурии». Следом кто-то запел ровным, чуть усталым баритоном:

Тихо вокруг, сопки укрыты мглой, Вот и: из-за туч блеснула луна, Могилы хранят покой. Ьслсют кресты — это герои спят. Прошлого тени кружат давно, О жертвах боги твердят…

—    Мой вестовой,— сказал штабс-капитан.— Это единственное, что он умеет играть —«Мокшанский стрел­ковый полк на сопках Маньчжурии». Одиннадцать лет на­зад подпензенские мокшанские мужики храбро дрались под Мукденом. А теперь вот сибиряки — здесь, в белорусских болотах. Послушаем, погодите…

Голос солдата дрогнул, затихая, но потом стал вдруг высок и тверд. Казалось, не голос человеческий — бронза торжественно и грозно звенит в тумане.

Мы сберегли Славу родной земли. В битвах жестоких Здесь на Востоке С честью мы полегли…

Слушая, Женя вспомнила почему-то те минуты, когда они с Сергеем Дмитриевичем фотографировались перед Красным костелом в Минске, и тягостное предчувствие, испытанное ею тогда, вновь оплеснуло душу непонятной холодной тревогой. Что же с ним сталось в этом аду?

—    Несчастливая планида у Второй русской армии,— криво усмехнувшись, сказал штабс-капитан.— Роковая армия.

Женя не ответила и продолжала смотреть во двор, где, казалось ей, эхом отдавались в сырой мути марта простые и трагические слова песни. Потом и туман умолк.

Неужели? Неужели начало положено? Генерал Рагоза бережно повесил телефонную трубку, доставившую ему долгожданную весть, на рычаг, встал и шагнул к висевшей на стене карте-двухверстке.

Вот она, эта крохотная точка — пересечение двух про­селков, соединяющих господский двор Стаховцы с Занарочью и деревню Стаховцы с Близниками. Вот она, в двух километрах от береговой черты озера Нарочь. И крест обозначен. Интересно, стоит ли там этот крест? Именно туда сегодня ночью был направлен главный удар Южной группы. Надеялся ли он на Плешкова? Нет, конечно, нет. Этот дурак, безграмотный, к тому же, и в военном отноше­нии, умеет лишь истреблять своих солдат. Сюда были уст­ремлены его, Рагозы, думы, его организующая воля, такти­ческий и стратегический гений.