День Юпитера

С напряжением и тревогой ожидали, чья возьмет в этом страшном поединке. Больной и охрипший от разговоров по телефону начальник дивизии с тревогой и надеждой следил за результатами атаки. Временами казалось, что полки не выдержат. Напряжение подходило к своему пределу, и каждую минуту могла получиться страшная или радост­ная весть.

Наконец, в 1 час. 20 мин., из 1-го полка поступила просьба перенести огонь артиллерии вперед. Это было пер­вое известие о начавшемся успехе. 3-я рота 1-го полка во­рвалась в окопы противника.

В 2 час. 45 мин. 2-я рота и 3-й батальон того же полка были уже в немецких окопах. Только 3-й полк продолжал свои усилия по овладению Бучелишками, где противник был особенно упорен и продвижение оказывалось ни более трудным. И только на рассвете, когда в густом тумане стали неясно обрисовываться контуры окружавших предметов, 3-й полк овладел частью немецких окопов к югу от Буче- лишек.

1-я сибирская дивизия оказалась победительницей».

—    Так… победа, ваше высокоблагородие?— быстро спросила Женя и затаила дыхание.

Штабс-капитан резко встал, и усталые, глубоко запав­шие глаза его сузились, точно от внезапной боли.

—    Нет, Голубева, не удалось нам победить.

—    Но…— Женя растерянно смотрела на него.

Немцы, удирая, успели сломать запруды для сдер­живания талой воды. Все их окопы залило полностью. К тому же они успели пристреляться по ним. И начали нас методично расстреливать. Сама понимаешь, дивизия, вер­нее, „то, что от нее осталось, не могла являть собой мишень для расстрела. Пришлось отойти па исходные позиции. А вперед мы идти не могли.

Он говорил сдавленно. Словно оправдывался. Или го­товил себя к тому, что будет оправдываться.

—    А почему не вперед?— Женя спросила это и поймала себя на том, что ведет разговор не как рядовой со старшим офицером, а как подросток со взрослым.

—    А потому, что идти вперед было не с кем. Соседу слева — второй сибирской — успех не удался, а соседа справа — двадцать второй пехотной — уже практически не существовало…

—    Как не существовало?!— с ужасом воскликнула Женя.— Ведь мы только вечером из Малых Волоцков.