День Юпитера

А то видишь, я не пригоден для такой службы. Попытался левой, так одно корябанье выходит.

Женя послушно опустилась на стул, взяла тетрадь и отвернула обложку. Это был «Журнал военных действий 1-й сибирской дивизии». Даже такие ведутся, подумала она и решила, что это правильно. Каждая часть должна иметь свою историю. Она стряхнула с пера излишки чернила и приготовилась.

Штабс-капитан взял лежавшие на подоконнике не­сколько листков, мелко и некрасиво исписанных левой ру­кой, сел рядом и стал читать их прежде, чем начать дикто­вать. Он сам с трудом разбирал им же написанное.

Женя ожидала, разглядывая лежавшую перед ней тет­радь. Она была горизонтально разграфлена на мелкие ли­нейки. Жене хотелось от листать ее назад и прочесть, что было раньше. Ведь все, что писалось тут, писалось, ко­нечно, не кем-то, а очевидцами. Но штабс-капитан вдруг заговорил. Мрачно, твердо, и она, едва поспевая, начала записывать: -

«Беспрерывный гул артиллерии, вспышки выстрелов и разрывов, трескотня ружейной и пулеметной стрельбы сливались в неумолчный гул — жуткий и захватывающий. Смерть со страшной силой носилась над полем сражения и косила свои жертвы направо и налево. Стоны раненых, соединенные с воем пролетавших снарядов, огни то здесь, то там рвущихся гранат и бомб придавали этой страшной ночи поистине зловещий характер.

Почти весь день молчавшая немецкая артиллерия с не­истовым напряжением открыла огонь по всему фронту на­ступления. Казалось, что не люди подняли весь этот гам, а две стихии сошлись со страшной силой и пытаются одна другую побороть.

Полки, между тем, медленно, но твердо продвигались вперед. Особенно тяжелым было движение 1-го сибирского полка к лесному перешейку. Дождь пуль заливал идущих в атаку сибирцев. Пришлось артиллерии с новой силой об­рушиться на этот перешеек.

Наступавшие полки настолько сильно обстреливались с фронта и флангов, что приходилось то останавливаться, то вновь с еще большей силой устремляться вперед, поль­зуясь каждым случаем перерыва или уменьшения огня со стороны противника.

Ночная атака, рев орудийных выстрелов и страшные потери в рядах полков, стремительность их движения впе­ред вели к перемешиванию отдельных частей, но это не останавливало движения: передние увлекали своим приме­ром отстающих, и вся лавина трех полков упорно и на­стойчиво катилась вперед.