День Юпитера

Женя вспомнила утро. За Малыми Волоцками им по­пались на пути с полсотни солдат. Они мрачно и сосредо­точенно долбили ломами землю, отрывая огромную яму под братскую могилу. Поодаль стояло множество подвод с беспорядочно накиданными туда трупами. Ее покоробило, что не чувствовалось тут уважения к смерти, к человеку. Останки были свалены в кучу, и от них стремились поско­рее избавиться.

Штаб первой сибирской располагался в четырех хатах по центру Сивцов. Возле ближайшей стоял привязанный к изгороди крупный пегий конь под седлом. Когда они по­равнялись с хатой, на крыльцо вышел высокий бритый офицер с рукой на перевязи и забинтованным лбом.

—    Грамотные есть у тебя?— крикнул он взводному и, заметив среди солдат девушку, обратился к ней.— Пи­сать умеешь?

—   Умею, ваше…— Женя не смогла рассмотреть в ту­мане погоны офицера.

—   Пойдет со мной,— коротко распорядился офицер, махнул, подзывая *ее, здоровой рукой и вернулся в хату.

Женя передала свою катушку с проводами Андрюшину и прыгнула на крыльцо.

В хате было накурено, стояли два стола, на одном из которых виднелась кринка с молоком и несколько ломтей хлеба, а на втором, у окна, около чернильницы с воткнутой туда ручкой лежала раскрытая толстая тетрадь.

—   Как звать?— неопределенно спросил офицер, не ус­пев, видимо, решить, как называть Женю — на «ты» или на «вы».

Наконец она рассмотрела погоны — штабс-капитан.

—    Голубева!— вытянувшись, отчеканила Женя.

Офицер добро улыбнулся, подошел ближе и положил

ладонь на ее плечо.

—    Папа-мама живы?

—    Так точно,— Женя кивнула и почувствовала, что взятый офицером тон начинает раздражать ее. Все тут тебя жалеют. А многие и всерьез не принимают. Надоело.

—    Как же они пустили свою ненаглядную в это пекло?

—    Извините, ваше высокоблагородие, но я не обязана отвечать на подобный вопрос,— с вызовом глядя в прищу­ренные серые глаза собеседника, твердо ответила Женя.

—    Ну, ладно, ладно, Голубева,— примирительно сказал штабс-капитан, обнял Женю за плечи и подвел к столу с тетрадью и чернильным прибором.— Садись и пиши.