День Юпитера

Ис­следовал там новые конструкции из полимербетона. А тут — мой первый объект, на преддипломной практике дублировал мастера. Три года на гражданке, пока не за­брили по закону в ряды…

—    Забрили?— подполковник с недоумением вскинул брови.

—    Конечно,— обреченно согласился я и скорехонько затараторил, так как терять уже было нечего:— За грани­цей не был, правительственных наград не имею, парт­взысканий — также, в местные и центральные выборные органы не избирался.

—    Отношение к воинской службе и воинское звание?

—    Поручик,— сказал я, желая малость потрафить своему теперь уже бывшему командиру, питавшему сла­бость к этому словечку.— Под вашим началом проектиро­вал кое-какие нужные стране объекты.

—    Старший лейтенант,— заметно подобрев, поправил подполковник.— Так правильнее.

—    Страшный лейтенант,— снова съехидничала толпа на прилавках.

—    Откуда ни возьмись слетела большая ворона и устало опустилась на левый погон подполковника. Плохая приме­та, подумал я, лучше бы на правый.

—    Семейное положение?— не обращая на ворону вни­мания, спросил он.

—    Пока холост.

—    Домашний адрес?

—    Да все там же обитаю. Вы были у меня однажды, помните? Когда в Москву направлялись, в командировку, помните?

—    Помню,— буркнул он и резко выпалил.— Так что, фискалом нанимаешься? Это как же понять-то — фискалом?

—    Фискалом, фискалом, фискалом!— гневно начали скандировать офицеры-присяжные.

—    — Поручик инженерных войск,— исполненным пре­зрения голосом проговорил подполковник,— и на тебе — фискал!

—    Ворона на левом его плече вцепилась обеими лап­ками в звездочки и возмущенно завопила: ка-р-р-р-р, ка-р-р-р-р, ка-р-р-р…

—    И в этот страшный миг я проснулся. Ворона обернулась электронным будильником «Слава», хрипло исторгавшим у изголовья и впрямь нечто похожее на «ка-р-р», а воз­душный замок рынка превратился в мою комнату. Я потя­нулся к будильнику и опустил рычажок.