День Юпитера

Новая мощная лавина вооруженных людей отваж­но понеслась в широкую, как полагали генералы, горловину прорыва.

Однако горловина, как давно уже показал опыт прорыва укрепленных полос на западноевропейском театре, кото­рым, по недомыслию, пренебрегали, оказалась достаточной, чтобы застрять. Она должна была быть, по меньшей мере, впятеро шире. Бесчисленные пулеметные гнезда, уцелевшие на ее рваных гранях, ударили по наступавшим фланговым огнем, насквозь прошивая их цепи. Батареи всех калибров начали массированный и точный, корректируемый с аэро­статов обстрел фатального квадрата, соединив и перемешав землю с небом огненно-черными столбами. Талая стынь постепенно окрашивалась в мутный красный цвет.

Вслед за первой сибирской в глухомани от Лесных Муляров до озера Можейки восстал над окопами ударный полк второй сибирской дивизии. Восстал, вдохнул полной грудью и — ринулся к мерзлой чащобе Лапинского леса, с опушек которого тупорыло целились в сердца бойцов неповрежденные, отменно пристрелянные германские пу­леметы. Передовые цепи полка сумели достичь проволоч­ных заграждений, метнулись из последних сил на их острые плети, но не осилили, не перегрызли, и вскоре набрякшая свинцом и кровью атакующая волна со стоном отхлынула, расплескалась по низинам и воронкам, оставив на ржавых колючках свою серую пену — сотни истерзанных трупов.

В это же время центральная линия фронта армии от Постав до Нарочи не возгоралась, а лишь тлела, подобно отсыревшему бикфордовому шнуру, зыбким огоньком пе­рестрелки, крошась и исчезая в битом озерном льду.

А в три часа дня, когда несколько дивизий на северном фланге, двинутые в бой коллективным недомыслием во­еначальников, не удосужившихся разобраться в странном телефонном недоразумении, уже полегли, выдохшиеся и израненные, два ударных корпуса генерала Балуева — четыре полнокровные свежие дивизии — изготовились к атаке на территории от южной оконечности Нарочи до озера Вишневское. «Я уверен,— писал Балуев в своем утрением приказе,— все примут крайние меры, чтобы удар был ненесен самым сокрушающим образом. Надо помнить, что наш враг силен не живой силой, а своими техническими средствами, а последние при решимости победить преодо­леть нетрудно, чего я и ожидаю от всех частей группы».