День Юпитера

—    Нет, подпоручик. Это — Энгельс,— коротко пояснил Шуберский.

Сказал — и ушел в себя, не обращая внимания на два удивленных взгляда, скрестившихся на нем. Стреляйте первыми, господа… Да, власть и богатство имущие пере­дрались между собой и выстрелили. Кто-то непременно должен стать жертвой спущенного курка. Иначе не бывает. Разве что в волшебных сказках. И жертвой этой выпадает стать ему и его солдатам. Жаль. Жаль, что не доведется услышать второй выстрел, свой. Что ж, знать — не судьба…

—    Ступай,— сказал он.— И бог тебе судия.

Ровно в двенадцать солдаты, назначенные в рекогнос­цировочные цепи,— по пятнадцать человек из каждой ро­ты — начали выбираться из окопов, пролезать сквозь за­ранее подготовленные проходы в заграждениях, и вскоре извилистая бесконечная живая цепь длиною свыше трех километров — по фронту дивизии — медленно двинулась вперед, чтобы ценою нескольких десятков жизней выявить уцелевшие огневые точки противника. Плечом к плечу с солдатами шли по три офицера из штабов каждого полка, несколько батальонных командиров и по одному офицеру от каждой роты.

Не успели они пройти и ста пятидесяти метров, как на германских позициях засверкали частые вспышки. Плотнейший пулеметный и ружейный огонь заградил дорогу идущим. Несколько человек прямо перед Шуберским рух­нули на мокрый снег, выронив винтовки. Цепи прошли еще метров двадцать и были вынуждены залечь. Сотни людей ползли теперь назад по лужам к спасительным окопам. Когда первые начали переваливаться через бруствер, Шу­берский взглянул на часы. Двенадцать десять. Он чертых­нулся. Как и следовало ожидать, огонь легкой артиллерии оказался неэффективен. Пулеметные гнезда не были по­давлены, разбить блиндажи не удалось. Более того, пуле­метный град стал вроде бы гуще, чем бывало иногда рань­ше. Поднатащили, наверно, из тыла. Вскоре из батальонов поступили донесения о потерях. В результате рекогносци­ровки из личного состава полка выбыло два офицера и семьдесят шесть солдат.

Грохот стрельбы тяжелой артиллерии стал, между тем, сильнее. Все сто шестнадцать орудий группы генерала За- кутовского сократили время между залпами, и завывания пролетающих над позициями полка снарядов слились в единый ураганный вой.