День Юпитера

Попробуй-ка организуй забастовку — живо к стенке поставят. Свои же и расстре­ляют. А наша дворцовая камарилья боится поприжать кого надо. Что уж говорить о своих рабочих, ежели пленных тевтонов и то стесняемся заставить потрудиться. Недавно сестра мне написала. Возле них там лагерь для военноп­ленных. Что-то тысяч около тридцати, да офицеров из них человек восемьсот. Так не жизнь там — курорт. Работают только по желанию, двести — триста пленных, не больше. Офицерам дают шикарный обед из трех блюд, двадцать три рубля в месяц на содержание одной души положено. А в Германии, между прочим, с нашими пленными особо не церемонятся…

—    Вы давали присягу государю императору?— резко спросил Шуберский.

—    Не понял вас, Сергей Дмитриевич,— после длитель­ной паузы смущенно сказал Друцкий.

—    Я это к тому, что вы напоминаете мне прелестную замужнюю парижанку.

Друцкий молчал и вопросительно смотрел на Шуберского.

—    У француженок, подпоручик, есть расхожая пого­ворка: «Да, я клялась не изменять своему мужу, но ведь я не обещала ему хранить эту клятву».

Друцкий облегченно рассмеялся:

—    А вы знаете, Сергей Дмитриевич, я в чем-то понимаю наших путиловских басурманов. Они там слишком рядом с прогнившим, как этот осинник, двором Алике Дармштад- ской. Тамошнее болото у них как на ладони.

—     Возможно,— почти не размыкая губ, обронил Шу­берский.

Вчера вечером он зачитал перед строем воззвание Эверта. Солдаты выслушали его хрипловатые вскрики внешне сдержанно. Но было и немало прослезившихся. Слова о спасении братьев-славян, томящихся под гнетом врага, поневоле достигали глубин сентиментальных сла­вянских душ. Шуберский прошел вдоль строя, внимательно разглядывая лица людей, которым завтра предстояло идти на прорыв. Наверняка среди стоявших перед ним были и товарищи по партии. Особенно из числа тех, вновь при­бывших. Но соглядатаи, как ему доложили, не примечали особо вредных разговоров. Так, по мелочам… Но у некото­рых, мол, замечено молчаливое настроение «особливого» рода. Что ж, какие могут быть открытые разговоры.