День Юпитера

Дальновидные умы это преотличнейше понимают, помыслы всех стратегов фатерланда прикованы — или вот-вот обратятся — к де­сятой армии, а конкретно к его, гутьеновским частям и, следовательно, к личности самого командира корпуса. Под Верденом ныне жестокая, конечно, но все-таки эле­ментарная бойня. Иначе не назовешь. А суть — здесь. И она с часу на час должна обнажить себя и для последних кретинов.

Вдруг где-то в отдалении со стороны озера послышались точечные хлопки разрывов. Один, второй, третий. И туе же отдельные звуки слились в сплошную канонаду. Началось, понял Гутьен, это — начало артподготовки. Он взглянул на часы — семь семнадцать — и машинально перекрестился. А какое сегодня число, подумал он? Ведь они еще живут по своему календарю, а не по европейскому. Они опаздывают на целые две недели. Это слишком много.

— Это слишком много для двадцатого века,— повторил он вслух.

Некто, облеченный в военную форму, восемнадцатого марта в двенадцать часов двадцать пять минут передал штабу двадцать второй пехотной дивизии, располагавше­муся среди деревни Боровки немного севернее Постав на отдалении десяти километров от своих полков, изготовив­шихся к штурму немецких позиций, что сосед слева — первая сибирская дивизия — поднялась в атаку. Кто был этот человек, передавший ложную информацию — осталось неизвестным. История не сохранила и намека на его имя- звание. Был ли это растяпа-артиллерист, так и не узнавший до конца жизни своей, что он натворил? Или удачливый германский фанатик-агент, погибший потом, унеся в могилу свою тайну? Либо какой-нибудь нетерпеливый ура-патриот, решивший приблизить победу, сознательно ускорив ее на­чало? Так или иначе, сообщение его имело драматические последствия для Северной группы Второй русской армии. Но роковая телефонная трель прозвенит немного позже, в двенадцать часов двадцать пять минут в деревне Боровки, что возле Постав…

А в деревне Слобода пятьюдесятью километрами южнее около семи часов утра командир пятого армейского корпу­са, он же командующий Южной группой генерал от ин­фантерии Балуев отдал распоряжение открыть артподго­товку по всему фронту группы.