День Юпитера

Во-вторых, это глупейшее расположение батарей Северной группы, да и только ли Северной? В-третьих, как рассказывал Эйхгорн, русские планируют на одну погонную сажень немецких позиций истратить один тяжелый снаряд — норма, обо­снованная кем-то еще в прошлом веке. Для прорыва же французских позиций у Вердена германские артиллеристы намечали сорок три тяжелых снаряда на погонную сажень, истрачено уже в несколько раз больше, а успех минималь­ный. В-четвертых,— странный выбор местности для атаки, в-пятых,— еще более заумный выбор времени. Если они намерены усугубить наше положение распутицей, которая вот-вот грянет, то жестоко ошибаются: прежде всего она ударит по наступающим. Есть еще и в-шестых, и в-седьмых, восьмых, десятых, тринадцатых — многое на руку частям десятой армии. Но основное все-таки, что перед русскими сейчас не австрийская армия, а немецкая с древнегерманским боевым духом. Ведь если австрийцев у них в плену сейчас около полутора миллионов, то немцев менее семи­десяти тысяч. Это само по себе говорит о многом.

Несколько ободренный подсознательно направляемым в благоприятную сторону потоком рассуждений, Гутьен расслабился и позволил себе закурить. Табачный дым обычно помогал ему стравливать излишнее нервное напря­жение, но из-за участившихся утренних приступов кашля генерал в последние годы редко прибегал к подобному методу.

После трех-четырех глубоких затяжек в нем снова на­чало утверждаться ощущение собственной значимости. Что такое Верден, с чуждым доселе сомнением подумал он, беззвучно шевеля губами вслед за мыслями, что такое те­перь Верден? Да, на удар по берегам Мааса возлагали большие, если не огромные надежды. И он непременно увенчался бы успехом, не затей русские свою Нарочанскую операцию. Резервы верховного командования и фронта, которые предназначались для окончательного натиска на Западе, теперь неизбежно придется двинуть сюда, на Восток. А холмы Вердена в результате станут не могильным курганом французской армии, как замышлял главком, а лафетом огромной мясорубки, которой на долгие еще месяцы суждена кровавая круговерть. И основное для Гер­мании в этот момент — сдержать удар здесь, в нарочанских низинах, иначе все рухнет в тартарары.