День Юпитера

Какое же здесь благо­родство? Если бы она задержалась и собрала бы остальные. Ведь сотни-то их остались лежать там вдоль обочины. И в каждом — жизнь. Может быть, уже и прошедшая.

— А недавно, мне рассказывали, в Могилеве-губернском, в Ставке пожар случился,— незнакомец заговорил громче.— Загорелась стенка ванной начальника штаба. Но быстро потушили. Теперь бы они и рады, наверно, чтоб не­которые их папки с делами — синим пламенем. У меня, например, хранится любопытный приказ по второй армии о нестрельбе по аэропланам. Мол, часто путаем со своими. Да за такой идиотизм…

Сбитая с мыслей этой репликой и так и не решив, плохо она поступала или хорошо, Женя нащупала наконец ще­колду и отворила дверь. Перешагнула высокий порог, по­здоровалась не по уставу и выложила письма на стол.

—    Вот, подобрала, ваше благородие. Как бы отослать, чтобы наверняка дошли,— и, испугавшись устало-безраз­личного выражения лица поручика, настойчиво продвинула конверты к его рукам.— Вы прочтите, прочтите, пожа­луйста.

Тот в свою очередь подтолкнул конверты к сидевшему напротив немолодому прапорщику.

—    Вот Владимир Михайлович уезжает завтра в Минск, он и доставит. К тому же это в какой-то мере по его части,— и поручик пояснил:— Владимир Михайлович из временного центрального хранилища московского отделе­ния архива генштаба. Приехал сюда инспектировать особое архивное делопроизводство второй армии.

—    Берите повыше,— усмехнулся прапорщик,— я ко­мандирован для инспекции полевого отделения военно- ученого архива Западного фронта. Но скажу вам честно — неразбериха в этом деле еще несусветная. В мирное время не догадались предусмотреть работу по сбору материалов о войне, и началась она только по приказу великого князя Николая Николаевича от двадцать второго сентября че­тырнадцатого. Но и сейчас все через пень-колоду, как, впрочем, и всюду у нас. Так-с…,— он взглянул на обрывок фамилии подполковника и вскинул правую бровь, припо­миная.— Не слышал про такого. Но разыщем. Так-с, а вот здесь адресок размыт. Кому его прикажете высылать, а?

Женя впервые обратила внимание, что адрес на про­щальном письме Огарева превратился в большую кляксу, и с надеждой посмотрела на этого пожилого человека, но­сившего не по возрасту маленькие звездочки на погонах.