День Юпитера

—    Мы принесли вино и конфеты, и Петр Григорьевич предложил пересесть за столик подальше, чтобы его не мог заметить с улицы кто-нибудь из знакомых. Очутившись в укромном местечке, он облегченно вздохнул и лихо опрокинул стакан вина. Тосты уже были неуместны. Не до жиру, быть бы живу, как говорится.

—    Битяй пил, не торопясь, заедал конфетой. Он слегка ослабил петлю галстука и походил сейчас,, в свободно на­брошенном пиджаке, на министра в отпуске.

—    Наш дальнейший план действий?— спросил Петр Григорьевич, заметно оживившись.

—    Как и решили вчера,— сказал Битяй.— Сперва на ваше головное предприятие, а потом мы с Анатолием Александровичем делами займемся.

—    Тогда я, с вашего позволения, покину вас на часок,— извинился Петр Григорьевич.— Сын в институт в этом году поступает, так нам с женой надо съездить в одно место. Сами понимаете, отцовская помощь. А потом и на завод. Годится?

—    Конечно,— кивнул Битяй, наполняя его стакан.— Мы отдохнем здесь. Погода позволяет.

—    Скажите, Петр Григорьевич, а какой тут неплохой ресторан есть? Так, чтобы и кухня была неплохая, с мо­лочком парным для меня, и музыканты чтобы не очень фальшивили? Есть что-нибудь такое?

—    Есть. «Степной дозор». Это у выезда на магистраль. Очень хороший ресторан. В форме казачьего куреня, швейцар в красных шароварах, прекрасные национальные блюда.

—    У меня предложение,— сказал я.— Хочу вечером слегка отпраздновать свой приход из армии. Да и вступле­ние на ревизионную, так сказать, стезю. Составьте нам с Геннадием Васильевичем компанию.

—    Я должен был сделать ответный жест. Это всегда было в моих правилах. Но Петр Григорьевич почему-то помрач­нел и уставился на Битяя. Тот оставался безучастен.

—    Так как?— повторил я.

—    Видите ли, сегодня у меня дела, мать, видите ли, прихворнула, старушка,— он снова воззрился на моего председателя, как бы ища поддержки.— И потом, все равно ведь через день подписываем акт, там уж прощальный бан­кет и все такое…