День Юпитера

«Задачу эту армии приказано выполнить во что бы то ни стало».

—    Вот теперь все,— с удовлетворением произнес он и откинулся на спинку кресла.

—    Сейчас перепечатаем,— Ставров потянулся за ди­рективой.

—    Нет-нет,— Рагоза, спохватившись, размашисто расписался.— Пусть остается именно в таком виде.

—    Номер тысяча двадцать два,— угадывая желание командующего, произнес Ставров.

—    Что?— не понял сперва Рагоза.— Ах, да…

И аккуратно проставил наверху четыре арабские циф­ры — 1022. Ставров бережно подхватил приказ и покинул кабинет. Рагоза проводил взглядом его узкую спину да так и остался сидеть, уперев взгляд в закрывшуюся дверь. За эти три дня он изрядно устал. Но усталость была приятной и даже нужной.

Рагоза потер ладонями виски, тряхнул головой, чтобы разметать свое минутное оцепенение, рывком встал и по­дошел к окну.

Над дальним лесом пламенел восход. Два длинных уз­ких облака, темно-серых, но подсвеченных красным шаром солнца, смыкались над рваной кромкой деревьев, образуя сочетание, напоминающее наконечник огромной стрелы. Неестественно как-то ядовито-бордовое солнце касалось его острия. Все это было красиво суровой, злой, даже ка­кой-то своевременной красотой, и генерал долго не мог оторвать глаз от стреловидного облака. Что-то еще мере­щилось ему в горизонте, он напрягал память, стараясь выз­вать пока еще смутную, не понятную, но подспудно волну­ющую ассоциацию, и она наконец явилась. «У»— внезапно вспыхнуло в сознании.— Это — латинское «V»! Истинно «V»! Виктория. Победа!

И дрожь предвкушения пронизала мощное тело гене­рала…

Хроника. Советские военные историки не успели еще основательно изучить опыт империалистической войны, как фашисты развязали вторую мировую, а затем грянула и Великая Отечественная. Кровавой трагедии у Нарочи, вернее, военным ее аспектам посвящена лишь монография Н. Е. Подорожного «Нарочанская операция в марте 1916 года на Русском фронте мировой войны», выпущенная Воениздатом в 1938 году. Автор мо­нографии" приведет любопытный телеграфный панегирик командующего Южной группой Балуева генералу Рагозе: «Приветствую ваше высокопре­восходительство с принятием командования нашей армией.