День Юпитера

Время не терпит. Он полетит в Будслав. Правда, армейский «ньюпор» неисправен. Ниче­го, рядом в корпусном авиаотряде два «фармана». Те в по­рядке, хоть и старенькие. Сойдут. Эх, прилететь бы на «Илье Муромце»! Эта грозная машина была бы под стать как ему, так и моменту. Но их на всех фронтах лишь три, а на Западном вообще нет. Зело уж они дороги, сто пять­десят тысяч за штуку — месячное содержание хорошего санитарного поезда. Это денежное сопоставление родилось машинально, и он догадался почему — память еще хранила недавнюю беседу с княгиней Щербатовой. В августе че­тырнадцатого за собственные средства снарядила она именной санитарный поезд, полагая, как и многие тогда, начавшуюся войну кратковременной увеселительной про­гулкой и надеясь сим деянием заполучить национальные лавры. Война же оказалась затяжной, и денежки — тю-тю да тю-тю. Просчиталась голубушка и теперь локти кусает. Ну да черт с ней, с дурой…

Генерал шумно очистил нос в платок — чертов насморк, не ко времени. Итак, прощай, родовое прибежище пьяниц Радзивиллов, где на столетие раньше, нежели в белока­менной, стали печатать книжки, а ныне прозвучал раска­тистый колокол истории, призвавший его, генерала Рагозу, единственно достойного из тринадцати, на поле брани. Это и твой час, Несвиж! Ведь не куда-нибудь, а именно сюда по жилам кабеля таинственное и непонятное электричество примчало исторический приказ.

Через три дня дежурному по аппаратной штаба второй армии в Будславе вручили для передачи в Минск телеграм­му. Офицер просмотрел депешу и поморщился. Где он был, этот варяг Рагоза? Пообедал с командующим Северной группой Плешковым в Воропаево за тридцать километров от передовых, позавтракал с командующим Южной Балуе­вым где-то в тылах группы да по дороге подержался за ручку с несколькими командирами полков и дивизий. Де­журный был иного мнения о положении дел в армии, и, покачав головой, он сел шифровать на удивление бодрый текст. Вскоре аппарат хлестко отстрекотал: «Знакомился с ближайшими помощниками, многими начальствующими лицами, осмотрел часть района армии и видел пять полков. Почитаю долгом донести об отменном состоянии войск, бодром настроении и полном обеспечении их в пределах того, что нам подали.