День Юпитера

Не скроешь, на лоб его из нутра этот скреб вылазит. Дай ему волю — остановил бы операцию. Но, слава богу, это уже не в его власти. Поздно! Пары разведены, и состав давно движется. Под колеса бросаться не станет. Распути­ца… К черту распутицу! Чего ее бояться? Как раз она со­служит ему добрую службу. Она его союзник, а не враг. В решающий момент она поможет, немцы не сумеют Пере­бросить свои резервы к месту прорыва. А французы мо­лодцы. Сумели-таки остановить армии кронпринца и дер­жатся. Стоит Верден! По слухам, уже заготовлен импера­торский указ о награждении генерала Петена Георгием четвертой степени. Скоро должны объявить. Не должны поскупиться французы и на высший орден республики для него, они деликатная публика и умеют ценить воинский подвиг. Отныне он, генерал Рагоза, будет виден изо всех уголков Европы, его имя вынесут в заголовки крупнейшие газеты… А впрочем, плевать он хотел на Европу. Ему вы­пала великая честь — спасти Россию! А Россия поважнее всех европ вместе взятых. Некогда Николай Павлович ука­зывал французишкам, какие пьесы ставить в парижских театрах, а какие нет. И когда там вознамерились инсце­нировать некий водевильчик о его родной бабке Ека­терине Второй, о ее амурных делах, он пообещал подослать на премьеру миллиончик зрителей в серых шинелях. Испу­гались, сволочи, не решились сыграть этот фельетон. Да, были

времена! А потом все пошло прахом. Да еще — что может быть глупее!— собственными руками помогли нем­цам сотворить из мелких лилипутиков-государств империю. Но час, тот самый час, пробил наконец!

Содрогнувшись всем своим крупным телом от остроты эмоций, генерал снова поднес к глазам жесткий клочок бу­маги, на котором черным по белому юзовский телеграфный аппарат бесстрастно отпечатал официальное подтвержде­ние недавнего телефонного разговора с Эвертом — приказ главнокомандующего о возложении на него, Рагозу, вре­менного командования второй армией. Смирнова сейчас везут в Минск, в госпиталь. Черта с два Рагоза поедет туда. Нужна ему, как мертвому припарка, беседа со старым п…ном. Он примет дела у Ставрова. И к черту железную дорогу. Хоть и стоит сейчас в Замирье 1 его генеральский вагон с красной приставной лестницей, но такой способ передвижений слишком долог.