День Юпитера

Мало того — втрое большей временной группы.

Первый сибирский корпус Плешкова ранее снискал себе уважение в русской армии, и, весьма отдаленно представляя себе этого генерала, Эверт хорошо знал доброе имя его солдат. Поэтому он сразу согласился с предложением Смирнова, и Ставка одобрила их выбор.

Против генерала Балуева, командира пятого корпуса, возражений тоже не было. Бывший офицер генштаба, он к тому же имел немалый теоретический и боевой опыт. Южную группировку ему доверили без колебаний.

—    Нужно подготовить обращение к войскам, Михаил Федорович,— сказал Эверт.— Типа воззвания. Все ротные командиры должны зачитать это воззвание перед строем в день атаки.

—    Проект уже готов,— с улыбкой ответствовал Кве­цинский.— Извините, что предвосхищаю ваши намерения. Изволите прочесть?

Ответить Эверт не успел. Дверь тихо скрипнула, и в ка­бинет вошел дежурный по аппаратной. Собеседники с не­доумением оборотились к нему. Право свободного входа к главнокомандующему имел лишь адъютант.

—    Срочная телеграмма, ваше превосходительство,— и, положив на стол бланк, офицер быстро покинул поме­щение.

Телеграмма была из Будслава, куда уже успели пере­бросить прямой кабель. Они прочли текст одновременно. Начальник штаба второй армии Ставров уведомлял, что командующий слег по случаю резкого обострения сердеч­ной болезни, и так как, по заключению врачей, скорое улучшение не предвидится, он, согласно статье четыреста тридцать первой «Положения о полевом управлении войск в военное время», приступает с сего часа к управлению ар­мией от имени Смирнова.

—    Этого и следовало ожидать,— пощупав бланк рукой, словно проверяя — не фальшивый ли, проговорил Квецин­ский.— Кстати, как правильно — кинулся в кусты или ри­нулся в кусты?

—    Для Ставрова армия — не по Сеньке шапка,— не отвечая на вопрос и пропустив иронию мимо слуха, заметил Эверт. Внутренне он был готов к этому сообщению. И до­бавил потом:— Это канцелярист, а не военачальник.

—    Как это Скобелев охарактеризовал Куропаткина?— сказал Квецинский,— Генерал с душою писаря.