День Юпитера

—    Жена Петра Григорьевича с уважением смотрела на него. Отменная память, подумал я, это же надо, без запин­ки выпалить исходящий номер некоей заумной бумаги, мо­лодчина. Настоящий товарищ председатель.

—    Машина рванулась, и вскоре мы были возле вокзала, миновали автозавод, мост через довольно грязную речушку и выехали на главную улицу.

—    Тяжелая у вас работа, Геннадий Васильевич,— вздохнув, посочувствовала жена Петра Григорьевича.— Вечно в командировках, в отрыве от семьи. Я не завидую вашей жене. Вот и сейчас в банк, в каких-то документах разбираться. Накрутят они здесь, а вам…

—    Государство никому зря деньги не платит, Людмила Леонтьевна,— скромно ответствовал Битяй.— Любая ра­бота сложна.

—    Сверни здесь, Гриша,— сказал Петр Григорьевич.

—    «Волга» свернула с проспекта направо и остановилась.

—    Водитель выключил зажигание.

—    Подожди нас, Люсенька,— сказал Петр Григорье­вич.— Я думаю, мы за полчаса справимся.

—    Банк, кажется, тут рядом?— спросил Битяй.

—    Да, за углом через два дома,— ответил Петр Гри­горьевич и уточнил:— Первомайское отделение.

—    Устроит,— сказал Битяй.

—    Мы вышли, вернулись на проспект, прошли метров пятьдесят и пересекли улицу. Никакого административного здания поблизости не было. Зато прямо перед нами свер­кало огромными витринами кафе «Снежинка».

—    Петр Григорьевич остановился у лестницы, которая вела на второй этаж, где располагалась открытая летняя ве­ранда.

—    Прошу,— он жестом пригласил нас наверх.— Тут, Геннадий Васильевич, любой циркуляр изучить можно.

—    Особенно то, что в них ученые мужи пишут между строк,— засмеялся я, поняв, в чем дело.

—    Веранда была просторна, от дождя ее защищала красно- зеленая пластиковая крыша. Битяй сел за столик, а мы с Петром Григорьевичем направились к буфетному при­лавку. Я держал деньги наготове и ловко сунул их продав­щице первым. Петр Григорьевич пытался протестовать, но робко, из вежливости.