День Юпитера

Он снова перевел взгляд на та­релку и стал молча жевать недосоленное мясо. Вот уже де­сять дней, как царь отбыл из Могилева в Царское Село к своей любезной Алике, и когда вернется, неизвестно. А дорог каждый день. С крыш начинает опадать весенняя капель, вот-вот пойдет развозить, что тогда? Он дал во вторую армию все, что только мог, заметно ослабив многие участки фронта, и теперь опасался возможных упреждаю­щих контрдействий противника. Каждые сутки промедле­ния приносили непоправимый вред, но время шло, а при­каза не было и не было.

—    Да, одна прелюбопытнейшая новость из Могилева все-таки есть,— со странной улыбкой прервал Квецинский его раздумья.— Вроде бы Пильца назначают товарищем министра внутренних дел.

—    Пильца?— оторопел Эверт.

—    Именно, Алексей Ермолаевич. Вскоре должен по­следовать высочайший указ.

Эверт с брезгливой гримасой покачал головой. Оба они терпеть не могли могилевского губернатора Пильца. При нем в полицмейстерах состоял старинный приятель некто Евдокимов. Об этой парочке ходили грязные слухи. И не­безосновательно, видимо, офицеры Ставки называли Евдо­кимова «Дунькой».

—    Тогда и Дуньке прямая дорога в министерство,— только и сказал Эверт.

Он пил кофе и думал, что в тех стенах с некоторых пор стало собираться одно отребье. Минский губернатор Кур- лов, к примеру, расстрелявший некогда здесь у Виленского вокзала толпу фабричных. После этой акции его были вы­нуждены перевести в Киев, но вскоре взяли в столицу на­чальником главного тюремного управления, а потом усади­ ли и в кресло товарища министра. И там Курлов был в своем репертуаре. Отбил жену у своего адъютанта, был громкий скандал… Свинья не хуже пресловутого Пильца. И они еще, эти подонки, пытаются взять под свою эгиду разведку и контрразведку русской армии. Не бывать этому. У него только одна вторая армия тратит на агентов два­дцать тысяч рублей в месяц. Алексеев тоже встретил эти поползновения полицейских и жандармов в штыки. Не они нас, а мы их подгребем под себя.

—    А Якоби еще здесь?— спросил Эверт, отставив чаш­ку и утирая губы салфеткой.