День Юпитера

Всю ответственность за подобные преступления возлагаю на ближайших начальников и предписываю выбирать в сани­тары с большою осмотрительностью, назначая в команду за старшего лицо испытанной честности и нравственности… Учредить самый бдительный надзор за поведением и дей­ствиями санитаров и обязательно опрашивать на перевя­зочных пунктах каждого раненого… Уличенных же сани­таров предавать полевому суду и смертной казни…»

Владимир Васильевич вздохнул. Изменилось ли что те­перь к лучшему? Будущее покажет. Во всяком случае, он, командующий армией, облеченный согласно статуту правом награждать своей властиею Святым Георгием четвертой степени, назначаемый по непосредственному избранию го­сударя высочайшим приказом и указом сенату, не отдаю­щий отчета никакому правительственному месту, учрежде­нию и лицу в империи, кроме как главнокомандующему фронтом, он, генерал от инфантерии Смирнов, всеми мера­ми боролся за славу, доблесть и чистоту русского оружия. И никто никогда не будет вправе упрекнуть его.

От этих мыслей на душе его потеплело, но сразу же он вспомнил, что направляется не куда-нибудь, а в Будслав, где в имении помещика Аскерко уже обосновались его ге­нералы и офицеры, вспомнил, зачем туда направляется, и снова помрачнел. Бедная вторая армия… Он принял ее девятнадцатого ноября четырнадцатого года у генерала Алиева, прокомандовавшего лишь десять дней после Шей- демана, который унаследовал должность и остатки войск от покончившего жизнь самоубийством Александра Василье­вича Самсонова. Александру Васильевичу, генералу от ка­валерии, достойнейшему и порядочнейшему человеку, ка­ковым его почитали все, пришлось исполнять план, разра­ботанный тогдашней барановичской Ставкой. Армия наспех снялась со своих квартир в Бобруйске и ринулась очертя голову в Восточную Пруссию. Главнокомандующий Северо- Западным фронтом генерал Жилинский потребовал точного исполнения намеченной свыше схемы действий. Сейчас-то он в Париже, руководит русской военной миссией — и как только эдакого напыщенного индюка решились послать к умницам-французам!— а вот останки Самсонова жена недавно по договоренности с немцами перевезла в Россию.