День Юпитера

Воинская дисциплина на должном уровне. Каждый готов в любую минуту идти в бой. Хотя…

—    Что «хотя»?— Эверт остановился, заложил руки за спину и в упор посмотрел на Квецинского.— Что «хотя»?

—    Нет-нет, ничего плохого, упаси нас боже,— замахал тот руками.— Никаких волнений, никаких вредных разго­воров и в помине нет. За все полгода, что мы стоим в обо­роне, ни о чем подобном, как вам известно, не упоминалось. И сейчас тоже. Так, пустяки-с…

—    Какие пустяки?

—    В конце сводки отмечается разговор между нижними чинами 22-й пехотной дивизии. Мол, немчура питается лучше, нежели они, у немцев солдатам выдают, видишь ли, колбасу и кофе. И что, судя по дымкам из окопов, отапли­ваются у них не только землянки, но и блиндажи.

—    И всего-то?— Эверт коротко хохотнул.— Представ­ляю, как достанется нам с вами, когда они обнаружат, что у немцев в землянки проведено электричество.

—    Значит, вы все-таки верите в успех операции? Чтобы обнаружить, нужно войти в окопы противника.

—    Скорее, в полууспех,— Эверт снова помрачнел.— Если бы не верил вовсе, сразу попросил бы нашего ав­густейшего вождя избавить меня от обязанностей главно­командующего фронтом… Черт возьми, прислушайся Ставка к нашим предложениям два месяца назад, все обернулось бы по-иному. Да и этого злополучного Вердена сумели бы избежать. А теперь поздно, инициатива отдана.

—    Они продолжили путь, идя уже вслед за опередившим их автомобилем. Эверт подумал, что господь действительно всерьез взялся хранить его. Ведь какой-то инстинктивный, неосознанный даже сперва порыв все-таки заставил его прямо из дверей кабинета наштаверха пройти в аппаратную и отправить краткую директиву Смирнову. Сразу же после совещания. Не-мед-лен-но! Возможно, это зачтется, слу­чись что. Уж он-то постарается остеречься от роли’козла отпущения, которых с удивительной легкостью находят, оправдывая неудачи. Вот не вышел у Юго-Западного де­кабрьский прорыв на Стрыпе, и беднягу Иванова, главкома, уже треплют языками по углам, ходят слухи, что и замена ему уже сыскана — генерал Брусилов.