День Юпитера

—    Эверт, поняла Женя, Алексей Ермолаевич Эверт, глав­нокомандующий Западным фронтом. Это имя она хорошо знала. Боевой полководец, участник славной Галицийской операции, доблестно ликвидировавший потом Свенцянский прорыв германской армии.

—    Неожиданно Эверт поднял голову, вытащил руку из кармана, потер перчаткой щеку, и задумчивый взор его остановился на их окне. Несколько мгновений они смотрели друг на друга — Женя и Эверт. Генерал даже замедлил шаг, словно зацепившись за ее взгляд, а Женя смущенно поежилась и рывком запахнула шинель, чтоб прикрыть ночную рубаху. Еле заметная улыбка скользнула по губам генерала, он кивнул, словно пожелав Жене доброго здра­вия, заложил руки за спину и прежним неторопливым ша­гом последовал дальше.

—    Пайшли,— с неосознанным, как показалось Жене, неприятием этих людей промолвила Мария.— Хорошо им в тылу…

—    Женя хотела сказать, что никакой тут не тыл, но уви­дела вдруг, как от черной перчатки Эверта отделилась и упала на снег какая-то маленькая темная вещичка. Шед­шие позади миновали ее, не заметив. Женя громко забара­банила по стеклу, но было поздно. Она в мгновение ока оделась и без шапки, простоволосая, выбежала на улицу. Подобрала упавший предмет, мельком взглянула — это был темно-малиновый медальончик на тонкой цепочке — и ки­нулась вслед за генералами. И, совершенно позабыв, что она не просто Женя, а рядовой Голубева, и не обычный рассеянный прохожий впереди, а сам главнокомандующий, выкрикнула на бегу: «Алексей Ермолаевич! Алексей Ермо- лаевич!»

—    Все трое одновременно остановились. Женя подбежала к Эверту и, запыхавшись, но без волнения или робости протянула ему свою находку.

—    Вот… выпало у вас.

—    Эверт с удивлением взглянул на девушку, потом на ме­дальон и машинально ощупал карман.

—    Как же это я…,— растерянно произнес он.

—    Молодчага!— грузный спутник генерала ободряюще потрепал ее по плечу.

—    Умничка,— коротко похвалил, будто пискнул, важ­ный старичок, растирая замерзшее ухо.