День Юпитера

—    «Сегодня у папы знаменательный день. Сегодня М. Г. подошел к папе и впервые спросил:

—    Откуда взялся Маленький Гуша?»

—    Дневник заканчивался тысяча девятьсот шестым годом, и было за этот год всего три записи. Последняя помечалась шестнадцатым сентября.

—    «Сегодня М. Г. без разрешения бегал с мальчишками смотреть, как строится Красный костел. И господь покарал ослушника. М. Г. споткнулся там на кирпичах, упал, набил гузак на лбу и расквасил нос».

—    Этот случай Женя помнила хорошо. Действительно, оступилась и свалилась прямо на «козу». Хорошо, архи­тектор Пояздерский, дядя Томаш, как они его называли, притащил ее в конторку и продезинфицировал ранку каким- то снадобьем из аптечки. Добрый он был. А второй началь­ник стройки, итальянец Маркони, слишком высокомерный. И по-русски коряво говорил. Ну да бог с ним, с итальян­цем… Ведь завтра первый день занятий. Пусть пока теле­фонная команда, пусть, это временно, а там — посмотрим. Женя вспомнила, что днем солдаты сразу прозвали ее по фамилии — Голубка, счастливо улыбнулась, и сон унес ее из облитой лунным светом каморки.

—    Однако спать пришлось недолго. Разбудили взволно­ванные вскрики Марии.

—    Вставай, вставай скарэй,— Мария, тормоша Женю, указывала на окно, откуда сочились тусклые предутренние сумерки,— Эвер идзе.

—    Что за Эвер, какой Эвер?— Женя вскочила, наки­нула на плечи шинель и прильнула к холодному стеклу.

—    На противоположной стороне улицы, вперив глаза в тротуар, медленно шел высокий статный генерал. За ним в некотором отдалении следовали еще двое, один моложа­вый и грузный, а второй маленький, сухонький и весьма преклонных лет.

—    Генерал размеренно ступал, опустив руки в карманы, погруженный в какие-то свои думы, и в тишине ясно было слышно поскрипыванье снега под ногами.

—    Тут штаб рядам на Петрапавлавскай,— быстро за­шептала Мария.— Эвер — начальник усяго фронта. Ён часта гуляе по начам. Тых, што з им, я не ведаю, только его…