День Юпитера

Солдатик ху­денький, но довольно-таки бравый, подумала Женя, рас­сматривая себя. Держись, усатый Гогенцоллер! Ежели еще на плечо не катушку с проводом, как у телефонистов, а добрую трехлинейку, то можно драться хоть с десятком кайзеров.

—    Укладывались они за полночь. Малыши-двойняшки — Анечка и Вандочка—давно мирно посапывали, утомив­шись от вечерних игр с новой тетей, и свет луны, повисшей над улицей Михайловской, выхватывал из тьмы два икон­ ных младенческих личика. Перед тем как лечь, Женя при­села подле них, нежно погладила шелковистые завитушки на крохотных головках и с удовлетворением подумала, что наконец она здесь, среди людей, наиболее нуждающихся в защите. Вот эти, например, маленькие забавные существа, Анечка и Вандочка, так тихо, так славно посапывающие рядышком. Разве не честь — защищать их?

—    Потом в своей комнате Женя долго лежала с открыты­ми глазами, глядя на потолок, где темнели причудливой формы сырые разводы, и думала о людях, которых буря войны прогнала через Минск. Ведь на вокзале, оказывается, в сентябре и октябре негде было ступить. Там лежали де­сятки тысяч больных женщин и детей, а германские аэро­планы прилетали сюда и бомбили станцию… От этих мыс­лей сон не шел, она ворочалась и неожиданно вспомнила, что где-то в шкафу лежит толстая тетрадь с записями папы про нее, Женю. Что-то вроде дневника взрослого человека о жизни ребенка. Своего ребенка. Давным-давно эта тет­радь заброшена и хранится, как домашняя реликвия. Папа даже иногда гордился, что не поленился делать кое-какие заметки.

—    Женя тихо поднялась, разыскала в шкафу среди старой одежды потрепанную тетрадь, зажгла свечу и вернулась в кровать.

—    На обложке стояло название: «Я — Маленький Гуша». Под ним было написано разъяснение. «Этот маленький че­ловечек назван так потому, что первые звуки, которые он научился издавать, были «гу-гу, гу-гу». В дальнейшем мы будем называть его коротко — М. Г.»

—    Женя прочитала эти строки и улыбнулась. Боже, как давно это происходило! Первая запись датирована двадца­тым ноября тысяча девятьсот первого года.