День Юпитера

—    В дреме ей привиделся Совиный глаз — ширококрылая, пепельно-сизая бабочка. Она выпорхнула из распахнутой форточки их минского домишки, пролетела над кособокой улочкой и взмыла у Свислочи к иссиня-черному, предгро­зовому небу, словно пытаясь впитать его электрическую вла­гу. И стала парить, плавными овалами опускаться все ниже и ниже. Но вдруг из разрыва з тучах, где воспалено баг­ровел кусочек заката, ринулась на беззащитное насекомое хищная, кривоклювая птица. Бабочка, почуяв опасность, мигом укрылась в листве высокой березы, села на ветку, затейливо сложила крылышки и — о чудо!— средь блеклой кроны одиноко и грозно свирепел округлый глаз совы.

—    Ошарашенный преследователь резко отвернул и пропал за деревьями.

—    К чему бы это, подумала Женя, очнувшись. Совиный глаз? Бабочка с таким названием была в коллекции Влади­мира Михайловича Рудковского, почтмейстера, у которого ей посчастливилось побывать. Там, в Костроме, куда ее однажды отправил папа на лето к дальним родственникам. К чему бы это? Будь под рукой сонник, можно было бы полистать. Но его нет. И вдруг Женя ощутила себя очень- очень одинокой, но не такой большой и хитрой, как избег­нувшая гибели бабочка, а крохотной, эфемерной совсем, слепо устремившейся меж тусклых станционных огней в холодную и мрачную бездну неизвестности. Это чувство длилось мгновение, Женя едва успела осознать его, как оно пропало.

—    В вагоне стоял полумрак. Брюзжавших теток уже не было. Видимо, сошли на каком-то полустанке. На верхней полке, похрапывая, спал укрытый шинелью мужчина. Где- то за спиной простуженно всхлипывал ребенок и слыша­лось, как мать дремотно бормотала. «Спи, мой маленький, спи, спи, спи…» Впереди, за тонкой перегородкой вполго­лоса беседовали двое. Офицеры, поняла Женя, прислуши­ваясь к словам.

—    А я вот, Коля, хо-о-рошо помню первые недели,— чуть хрипловатым тенорком говорил один.— Не война бы­ла — рыцарский роман, поверь. Все как в рыцарских рома­нах. Какое благородство и с нашей стороны, и с герман­ской, как ни странно. И где сейчас все это?