День Юпитера

За Вишневским на юг — десятая ланд верная дивизия. А во втором эшелоне расположены во­семьдесят шестая и сто девятнадцатая пехотные, восьми­десятая резервная дивизия и сто семидесятая ланд верная бригада. Я не ошибаюсь?

—    Вы прекрасно осведомлены,— сказал генерал и по­шутил:— Если бы не рекомендация штаба армии, я был бы вынужден употребить такую меру, как арест.

—    Итого, около семидесяти пяти тысяч активных бое­вых единиц,— резюмировал корреспондент.— А что вы можете сказать о численности противника?

—    Он обладает огромным перевесом в живой силе,— кратко ответил Гутьен.— Русские еще в сентябре сосредо­точили здесь массу войск, закрывая нам путь на Москву.

—    А нельзя ли конкретизировать?

—    Пожалуйста. Наша разведка не дремлет. На сегодня, десятое января, передо мной — 2-я армия. Состав: четвер­тый сибирский, пятый, двадцатый и тридцать шестой ар­мейские корпуса. В каждом по две дивизии. Это на передо­вой. Во втором эшелоне резервы — Уральская казачья ди­визия и первая отдельная кавалерийская бригада. Всего порядка ста семидесяти — ста восьмидесяти тысяч штыков и сабель. По некоторым данным, двадцатый корпус на днях куда-то уводится… Что можно добавить? Командует некто Смирнов. Нейтральная фигура. Немолод. Безынициативен. В пятом армейском шесть аэропланов. Вот и вся их авиа­ция. Артиллерии хватает.

—    Аэропланов у вас в десять раз больше,— снова об­наружил свою осведомленность корреспондент.— Благо­дарю, генерал, за точную общую информацию. Но мне хо­телось бы посмотреть позиции. Желательно в одной из озерных теснин. Вы дадите мне сопровождающего из штаба корпуса?

—    Я поеду вместе с вами,— сказал генерал и опять улыбнулся чему-то своему.— Мне как раз необходимо по­бывать на южном берегу Нарочи. И вам предоставлю иде­альный случай убедиться в еще одном ценном качестве противника — обладании немалые чувством юмора. И даже тонкой иронии.

—    Вскоре грузный, похожий на бегемота, черный автомо­биль неторопливо выехал из Кобыльника и взял курс на деревню Сырмяты.