День Юпитера

—    Псаныч,— моментально срифмовал кто-то из офи­церов.

—    Пришлось молча проглотить.

—    Дальше,— приказал подполковник.— Что, порядка не знаете?

—    Я невольно оглянулся на кафе, что располагалось на­искосок через улицу. Эх, хотя бы глоток воды…

—    Знаю,— кивнул я.— Теперь нужно называть пол. Мужской.

—    Продолжайте,— уже более миролюбиво, словно убедившись в моей искренности, сказал подполковник.

—    Год рождения — тысяча девятьсот пятидесятый. Третье августа.

—    Не третье, а третьего августа,— веско поправила меня толпа присяжных.

—    Родился в этом городе,— продолжал я, не давая сбить себя с очередности граф, на что, похоже, рассчиты­вали.— Национальность — восточный славянин.

—    Никто не решился перебить, ибо это самое: «восточный славянин» я произнес с нажимом. Не все ли равно, русский я, украинец, белорус или еще там кто-нибудь. Советский, в общем, человек.

—    Владею двумя родными языками, по-английски чи­таю и перевожу со словарем.

—    Это лишнее,— назидательно изрек главный судия.— Со словарем любой олух и с китайского переведет.

—    Перепутал, холодея, подумал я, раньше следовало ска­зать о партийности. Но никто не обратил на это внимания, наверное, потому, что сами полгода назад принимали меня в партию.

—    Образование высшее, закончил политехнический институт в тысяча девятьсот семьдесят третьем году. Спе­циальность — промышленное и гражданское строительство.

—    Ученые звания, степень, научные труды?- — холодно вопросил подполковник.

—    Какие уж тут труды и степени?— я развел руками.— Какие у меня труды?

—    Магистр воровских наук,— с издевкой ляпнули из-за прилавка.— Самосвальчик бетона стибрил, когда фунда­менты здесь забивал.

—    Ладно,— отмахнулся подполковник.— Выполняемая работа с начала трудовой деятельности?

—    По распределению попал в НИИ строительства.