День Юпитера

—    Здорово, молодец!

—    Здравия…

—    А почему они не знают, как надо отвечать генера­лу?— осведомился Беляев у командира роты.

—    Ваше превосходительство,— отвечал тот, скрывая ироническую улыбку,— у нас никогда ни один генерал еще здесь не был…

—    Это походило на невеселый анекдот, но было, к сожа­лению, сущей правдой. Эверт вспомнил этот разговор, по­мрачнел, вернулся к письменному столу и снова засел за доклад. Далее Беляев сообщал: «…Укрепления боевых по­зиций в районе расположения войск 2-й армии еще в очень плохом состоянии.

—    Во многих местах укрепления представляют собой одну линию окопов. В дни смотра окопы были настолько засы­паны снегом, что стрельба как через бойницы, так и поверх бруствера, покрытого толстым слоем снега, стала невоз­можной.

—    Окопы прикрыты легкими широкими козырьками, за­крывающими сверху почти весь окоп. В некоторых местах окопы обвалились и частью разрушены; в некоторых окопах и убежищах стоит вода, сверху замерзшая. Землянки не освещаются. Искусственные препятствия местами развиты крайне слабо (2—3 ряда кольев); на некоторых участках вместо заграждений на кольях поставлены рогатки, скреп­ленные между собой. Убежищ от тяжелых снарядов мало.

—    Основным крупным недостатком укреплений 2-й армии является неправильный выбор места для укрепленной по­зиции. В этом отношении особенно неудовлетворительно расположение 2-го корпуса в болоте, где нет возможности ни прочно укрепиться, ни жить и где тыл позиций наблю­дается со стороны противника во всех направлениях.

—    Части испытывают настоятельную нужду в тяжелом шанцевом инструменте, в кирко-мотыгах и, Особенно, в ломах».

—    Здесь Эверт прервал чтение, повторил про себя две по­следние строки, аккуратно подчеркнул их остро заточенным красным карандашом и недобрым словом помянул коман­дующего армией Владимира Васильевича Смирнова. Не далее как вчера Алексей Ермолаевич самолично побывал в двух фронтовых интендантских хозяйствах и убедился, что пакгаузы ломятся от всяких там кирко-мотыг и лопат.